Является ли постановление конституционного суда источником права

Полезная информация на тему: "Является ли постановление конституционного суда источником права", собранная из сети и предоставленная в удобном для чтения виде. По всем вопросам - обращайтесь к дежурному юристу.

Является ли постановление конституционного суда источником права

Вопрос о правовой природе постановлений Конституционного Суда решается в юридической литературе неоднозначно. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С.Эбзеев, М.С. Саликов и др.), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева и др.).

Рассмотрим подробнее оценочные суждения юристов-правоведов, проанализируем некоторые постановления Конституционного Суда и попробуем дать ответ на вопрос: являются ли постановления Конституционного Суда РФ источниками права?

Согласно ч.5 ст. 125 Конституции РФ и п.4 ч.1 ст.3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” [1] (далее — Закон о Конституционном Суде) Конституционному Суду РФ предоставлено право толкования Конституции. Это полномочие он осуществляет по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Федерации.

Толкование Конституции РФ, данное Конституционным Судом, является обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 106 Закона о Конституционном Суде).

В компетенцию Конституционного Суда входит также проверка конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3 ч. 1 ст. 3 Закона о Конституционном Суде). Исходя из общей нормы, закрепленной в его ст. 6, решения по таким жалобам обязательны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений на всей территории Российской Федерации.

Для кого же будет обязательным решение Конституционного Суда, принятое по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан? Прежде всего для сторон конкретного спора. Однако оно будет обязательно и для других субъектов правоотношений, которым придется столкнуться с этим решением [2] . Иными словами, субъекты, не участвовавшие в рассмотрении дела, обязаны будут ссылаться на решение Конституционного Суда в процессе своей правоприменительной деятельности. Так, после признания той или иной нормы уголовно-процессуального законодательства не соответствующей Конституции РФ органы дознания, предварительного следствия, а также судебные органы не вправе применять ее в своей работе (см., например, постановление от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности ст. 220 1 и 220 2 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А.Аветяна [3] , постановление от 13 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности ч. 5 ст. 209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Самигулиной и А.А.Апанасенко [4] и др.). При этом каждый раз они вынуждены ссылаться на решение Конституционного Суда, которым данная норма признана неконституционной.

Таким образом, впервые на законодательном уровне фактически признается не просто существование, но и юридическое значение прецедента в российской правовой системе. На это обращали внимание в своих докладах В.А. Туманов и Б.А. Эбзеев на научно-практической конференции “Судебный конституционный контроль в России: уроки, проблемы, перспективы”, посвященной пятилетней деятельности Конституционого Суда РФ, проходившей в Москве 14-15 ноября 1996 г. [5] Правда, и тот, и другой указали, что это не прецеденты в собственном смысле этого слова. Справедливости ради стоит заметить, что несколько позднее В.А. Туманов более четко определил свою позицию, указав, что решения Конституционного Суда носят характер прецедента, поскольку содержат правило, которому в дальнейшем должны следовать законодательные и иные органы [6] . Тем не менее оба придерживаются мнения о том, что решения Конституционного Суда являются источниками права.

В свою очередь, Т.Г. Морщакова считает, что для характеристики юридического значения решений Конституционного Суда РФ более подходящим является понятие преюдиции, поскольку “прецедент есть применение правовых выводов одного суда при рассмотрении дела другим судом в ситуации, сходной по фактическим обстоятельствам дела” [7] . В данном же случае “Конституционный Суд устанавливает факт соответствия или несоответствия какого-либо закона Конституции, который может рассматриваться как особый факт, имеющий преюдициальное значение. Преюдициальное значение неконституционности нормативного правила влечет за собой невозможность применения другими судами таких же правил, закрепленных в других актах, и обязывает издавшие их органы внести в них соответствующие изменения” [8] . Таким образом, Т.Г.Морщакова не признает за решениями Конституционного Суда значения прецедентов и источников права.

Отрицает правовую природу решений Конституционного Суда как прецедентов и Н.А. Богданов. По его мнению, указанные решения не являются источниками права, поскольку в них отсутствует такой квалифицирующий признак как нормативность. Вместе с тем они являются источниками науки [9] .

На наш взгляд, более правильной является позиция тех авторов, которые признают прецедентное значение решений Конституционного Суда. Правовым прецедентом признается такое решение по конкретному делу, которое принимается за образец при рассмотрении аналогичных дел [10] . Другими словами, рассматривая все последующие дела, Конституционный Суд должен исходить из презумпции истинности ранее высказанной им позиции. Об этом свидетельствует практика Конституционного Суда. Его решения служат судебными прецедентами при разрешении им аналогичных дел в будущем. Во всех таких случаях Конституционный Суд отказывает в рассмотрении жалобы по существу и прекращает производство по делу [11] .

Здесь хотелось бы обратить внимание на один момент. Статья 73 Закона о Конституционном Суде позволяет Суду изменять правовую позицию, высказанную им ранее. Однако это “не означает отмены ранее принятого решения. Оно сохраняет свою силу, хотя и не может рассматриваться более в качестве прецедента” [12] . В данном случае следует согласиться с тем, что такая ситуация недопустима, поскольку позволяет противоречиво толковать одну и ту же конституционную норму [13] .

Представляется, что имеются достаточные основания для признания решений Конституционного Суда источниками права.

Следует согласиться с мнением В.А. Кряжкова о том, что Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, “негативного”: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы [14] . Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юро. Однако де-факто закон отменяется.

В силу принципа разделения властей Конституционный Суд, как и другие органы правосудия, является правоприменительным органом, он не может творить право, это прерогатива законодательной власти.

Вместе с тем необходимо признать, что в случае толкования Конституции Конституционный Суд фактически выступает в роли второго законодателя [15] .

Так, примечательно в этом отношении постановление Конституционного Суда от 16 января 1996 г. по делу о проверке конституционности ч.1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР в связи с жалобой гражданина А.Б. Наумова [16] . Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина А.Б. Наумова на нарушение его конституционного права наследования ч. 1 ст. 560 ГК РСФСР, примененной при разрешении его исковых требований. Основанием к рассмотрению дела послужила обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ положения ч. 1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР, устанавливающие особый порядок наследования в имуществе колхозного двора.

Читайте так же:  Платежное поручение по исполнительному листу образец приставам

Истцы А.Б. Наумов и Л.Б. Кудашева обратились в Раменский городской народный суд Московской области с иском к Н.Б. Дрожжиной и В.Б. Щетинину о признании права собственности на часть дома в деревне Никулино Раменского района. Суд отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что этот дом является частью имущества колхозного двора и, следовательно, на него распространяется правило ч. 1 ст. 560 ГК РСФСР, согласно которой в случае смерти члена колхозного двора наследование в имуществе колхозного двора не возникает.

А.Б. Наумов обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой о проверке конституционности этой нормы, поскольку полагал, что ею нарушается его конституционное право наследования, гарантируемое ч. 4 ст. 35 Конституции РФ.

Конституционный Суд признал, что ст. 560 ГК РСФСР, хотя формально и не была признана утратившей силу, не подлежит применению, поскольку законодательством, принятым после вступления в действие Конституции РФ, правовой режим колхозного двора не определен. Однако, как показывает практика, положения статьи продолжают применяться, затрагивая конституционные права граждан, в том числе, право наследования. По мнению Конституционного Суда, законодатель вправе учитывать специфику отношений, возникающих в области сельскохозяйственного производства, и в целях защиты законных интересов его участников вводить на основании федерального закона соразмерные ограничения конституционного права наследования. Подобный характер имеет правило ст. 258 ГК РФ, в соответствии с которым земельный участок и средства производства, принадлежащие крестьянскому (фермерскому) хозяйству, при выходе какого-либо его члена из хозяйства, разделу не подлежат. Вышедший из хозяйства имеет право на получение денежной компенсации, соразмерной его доле в общей собственности на это имущество.

Аналогичный способ защиты интересов может использоваться по отношению к подсобным хозяйствам, занявшим место существовавших ранее колхозных дворов. Правила же ст. 560 ГК РСФСР ограничивают конституционные права наследодателей и наследников, не соразмерны указанным в Конституции целям и, соответственно, противоречат ей.

Здесь следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Несмотря на то, что Конституционный Суд видит задачи законодателя и полагал бы необходимым формальную отмену им ст. 560 ГК РСФСР, он тем не менее постановил признать ч. 1 и 2 ст. 560 ГК РСФСР не соответствующими Конституции РФ, ее ст. 35 (ч. 2 и 4) и 55 (ч. 3) [17] .

Таким образом, не признав колхозный двор в качестве самостоятельного субъекта российского права, Конституционный Суд фактически выполнил функции законодателя [18] .

Проявлением правотворческой функции Конституционного Суда может служить и постановление от 31 октября 1995 г. по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ.

По данному делу Конституционный Суд установил следующее. Конституция РФ, регламентируя порядок внесения поправок в Основной Закон, определяет в ст. 136, что поправки к гл. 3—8 Конституции РФ принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем 2/3 субъектов Федерации.

Конституционный Суд пришел к выводу о том, что процедура принятия данных поправок существенно отличается от процедуры принятия как федерального закона, так и федерального конституционного закона. В связи с этим положения ст. 136 Конституции РФ могут быть реализованы только в форме специального правового акта — закона Российской Федерации о поправке к Конституции РФ [19] . Как известно, в тексте Конституции РФ такой закон не упоминается.

В постановлении от 28 ноября 1995 г. по делу о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции РФ Конституционный Суд определил субъекта, полномочного решать вопрос о включении в текст Конституции нового наименования субъекта РФ и акта, опосредующего это включение. Так, в п. 1 резолютивной части постановления устанавливается, что изменения наименования республики, края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа включаются в текст ст .65 Конституции РФ указом Президента РФ на основании решения субъекта Федерации, принятого в установленном им порядке. В спорных случаях Президент использует полномочия, предусмотренные ч. 1 ст. 85 Конституции РФ [20] .

Как видим, во всех изложенных выше случаях Конституционный Суд предлагает такие решения, “которые связаны с дословным текстом Конституции весьма тонкими нитями” [21] , что позволяет характеризовать их как правотворческие акты.

[1]

Изложенное позволяет сделать однозначный вывод о том, что постановления Конституционного Суда РФ по вопросам толкования Конституции РФ, а также по делам о проверке конституционности того или иного закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, выступают в качестве источников права. При этом они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

[1] СЗ РФ. 1994. № 13. Ст. 1447.

[2] См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 6.

Критика правовой позиции Конституционного Суда РФ по вопросу введения института «акты с нормативным содержанием»

Юрист КА «Делькредере»

специально для ГАРАНТ.РУ

В 2016 году во исполнение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 31 марта 2015 г. № 6-П (далее – Постановление) в Арбитражный процессуальный кодекс и Кодекс административного судопроизводства была введена категория «акты, содержащие разъяснения законодательства и обладающие нормативными свойствами» (далее – акты с нормативным содержанием). По смыслу поправок заявители получили возможность оспорить акт, обладающий признаками НПА, но не отвечающий его требованиям формально. Вместе с тем, целесообразность введения понятия вызывает некоторые вопросы. О возможных трудностях при разграничении актов с нормативным содержанием от нормативных и ненормативных правовых свидетельствует небольшое количество рассмотренных дел в судах общей и арбитражной юрисдикции.

Заявитель обратился в КС РФ, поскольку в рамках установленных процедур судебного нормоконтроля и оспаривания ненормативных правовых актов (далее – ННПА) не смог защитить право в сфере налоговых правоотношений, нарушенное информационным письмом ФНС России от 21 августа 2013 г. № АС-4-3/15165 «О налоге на добычу полезных ископаемых». По мнению Верховного Суда Российской Федерации и ВАС РФ, куда обратился заявитель, указанное письмо ФНС России не отвечало критериям, позволяющим признать его в качестве НПА ни по форме, ни по содержанию, ни по издавшему его субъекту, ни по источнику опубликования. В то же время оспорить такой акт как ННПА было невозможно, так как он не содержал адресованного заявителю властного предписания и имел распространение на определенный круг лиц.

КС РФ вынес рассматриваемое Постановление, в котором указал, что суды не должны ограничиваться формальным установлением реквизитов и формы оспариваемого акта, а обязаны выяснить, обладает ли акт нормативным содержанием. Под нормативными свойствами акта КС РФ предложил понимать наличие у этого акта следующих признаков:

  • оказывает ли он общерегулирующее воздействие на общественные отношения;
  • содержатся ли в нем предписания о правах и обязанностях персонально не определенного круга лиц – участников соответствующих правоотношений;
  • рассчитан ли он на многократное применение (п. 4.2. Постановления).
Читайте так же:  Органы осуществляющие аудит закупок выполняют следующие полномочия

Интерес вызывают особые мнения, вынесенные по делу судьями КС РФ – Ю.М. Даниловым и Г.А. Жилиным. С точки зрения Г.А. Жилина, введение категории «акт с нормативным содержанием» целесообразно, поскольку такие акты являются особой разновидностью ННПА. Если акт не обладает определенными реквизитами, то процедуры оспаривания ННПА достаточно для признания его недействительным (п. 2 Особого мнения Г.А. Жилина). При этом Г.А. Жилин не учел, что содержание, идущее в противоречие с формой оспариваемого акта, может распространять действие на неограниченный круг лиц. Точка зрения Ю.М. Данилова представляется наиболее аргументированной. Он указывает, что подходы к пониманию НПА вырабатывались долгое время. Градация актов на нормативные правовые и ненормативные правовые позволяла законодателю установить порядок и процедуру их судебной проверки в целях реализации права на доступ к правосудию. Появление новой категории в таком случае способно породить противоречивую правоприменительную практику (п. 7 Особого мнения Ю.М. Данилова).

Полагаю, проблема, появившаяся с введением понятия «акты с нормативным содержанием», заключается в выборе надлежащего способа защиты нарушенного права: оспаривать акт в порядке процедуры нормоконтроля или оспаривать его как ННПА. Целесообразность новой категории вызывает множество вопросов по следующим причинам:

Акты с нормативным содержанием представляют собой интерпретационные акты, а не самостоятельную и независимую категорию

Согласиться с Г.А. Жилиным, который в особом мнении указал, что акты с нормативным содержанием являются особой разновидностью ННПА, не представляется возможным. Единство юридической природы актов с нормативным содержанием с актами толкования проявляется в целом наборе признаков. Например, к таким признакам, по мнению к. ю. н., заведующего кафедрой теории и истории государства и права юридического факультета ОмГУ им. Ф.М. Достоевского, Р.Л. Иванова, относятся следующие:

  1. создаются федеральными органами исполнительной власти в одностороннем порядке;
  2. содержат нормы, адресованные неопределенному кругу лиц и рассчитанные на неоднократное применение;
  3. являются вторичными, вспомогательными правилами, поскольку разъясняют содержание первичных правовых норм, дают их официальное толкование и применяются только вместе с ними;
  4. такое толкование является обязательным при применении первичных норм всеми субъектами, которым они адресованы.

Использование понятия «акты с нормативным содержанием» не несет смысловой нагрузки, неточно отражает сущность правового явления и влечет за собой терминологическую путаницу. Вполне оправдано рассматривать понятия «акт с нормативным содержанием» и «интерпретационный акт» как равнозначные. При этом предпочтительным является использование термина «интерпретационный акт».

Ранее терминологическая градация позволяла четко установить порядок и процедуру судебной проверки НПА, разграничить ее с процедурой обжалования ННПА

Учитывая, что подходы к пониманию НПА и ННПА вырабатывались долгое время и до сих пор не оформлены законодательно (постановлeниe Правитeльства РФ от 13 августа 1997 г. № 1009, приказ Минюста России от 4 мая 2007 г. № 88), предстоит работа по толкованию термина «акты с нормативным содержанием» и по детальной регламентации процедуры оспаривания указанных актов. С одной стороны, осуществляющий нормоконтроль суд получил возможность не проверять оспариваемый акт на соответствие таким критериям как форма, субъект и источник опубликования. С другой стороны, процедура стала более громоздкой – предмет доказывания отличается от предмета доказывания по делам об оспаривании НПА и содержит следующие факты:

  1. нарушены ли права, свободы и законные интересы лиц, в интересах которых подано заявление;
  2. обладает ли оспариваемый акт нормативными свойствами, позволяющими применить его неоднократно в качестве общеобязательного предписания в отношении неопределенного круга лиц;
  3. соответствуют ли положения оспариваемого акта действительному смыслу разъясняемых им нормативных положений.

О сложности доказывания свидетельствует небольшое количество дел, рассмотренных судами общей юрисдикции (ст. 217.1 КАС РФ) и СИП (ст. 195.1 АПК РФ) (решение Суда по интеллектуальным правам от 14 сентября 2018 г. по делу № СИП-758/2017, постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2018 г. № С01-1102/2017 по делу № СИП-789/2016, определение Суда по интеллектуальным правам от 23 июля 2018 г. по делу № СИП-758/2017). Например, в одном деле Президиум СИП указал на возможность заявителя оспорить в порядке ст. 195.1 АПК РФ положения Руководства по экспертизе заявок на изобретения, утвержденного Приказом Роспатента от 25 июля 2011 г. № 87 (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 февраля 2018 г. № С01-1102/2017 по делу № СИП-789/2016). В другом деле оспариваемые Рекомендации Роспатента носили разъяснительный характер по отдельным вопросам проведения экспертизы, были адресованы экспертам, а не заявителям. Вместе с тем, СИП признал, что оспариваемые Рекомендации, утвержденные приказом Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам от 31 декабря 2009 г. № 196, опосредованно (через правоприменительную деятельность работников Роспатента), приобретают обязательный характер и для неопределенного круга лиц – заявителей (определение Суда по интеллектуальным правам от 23 июля 2018 г. по делу № СИП-758/2017).

С момента вступления в силу ст. 217.1 КАС РФ суды общей юрисдикции рассмотрели небольшое количество дел (Решение ВС РФ от 20 августа 2018 г. по делу № АКПИ18-629, Апелляционное определение ВС РФ от 14 ноября 2017 г. № АПЛ17-373, Решение ВС РФ от 24 июля 2017 г. № АКПИ17-441, Решение Верховного Суда РФ от 18 августа 2016 г. № АКПИ16-546, решение ВС РФ от 11 августа 2016 г. № АКПИ16-560). Поскольку акты с нормативным содержанием зачастую имеют форму ведомственных актов, то это может привести к проблеме их разграничения с ННПА. В одном деле ВС РФ подтвердил законность решения о признании Письма ФАС России недействующим, «несмотря на то, что Письмо является ответом на обращение конкретного юридического лица» (Апелляционное определение ВС РФ от 14 ноября 2017 г. № АПЛ17-373). В другом деле ВС РФ, несмотря на позицию Минюста России об отмене письма ФНС России, указал, что оспариваемое письмо не обладает нормативными свойствами и соответствует содержанию разъясняемых им нормативных положений. ВС РФ отклонил довод министерства о том, налоговый орган при проведении камеральных налоговых проверок применил правовые позиции в письме, которые нарушают права налогоплательщика (Апелляционное определение ВС РФ от 28 июня 2018 г. № АПЛ18-213).

Таким образом, невозможно однозначно утверждать, что акты с нормативным содержанием являются особой разновидностью ННПА. Существует потенциальная проблема разграничения актов с нормативным содержанием от НПА и ННПА. Смысл поправок заключался в том, чтобы заявители получили возможность оспорить акт, обладающий признаками нормативного правового акта, но не отвечающий его требованиям формально. По факту процедура оспаривания актов с ненормативным содержанием является достаточно громоздкой.

Источники (форма) права. Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права

Отметим, что термин «источники права» будет одним из древнейших в правоведении — ему более 2-х тысяч лет. Как полагают, его впервые использовал Тит Ливии для обозначения XII таблиц. Смысл, кᴏтоᴩый он вкладывал в этот термин, едва ли соответствует сегодняшней концепции.

А вот термин сохраняется и продолжает порождать дискуссии вновь и вновь о его содержании. Современная теория права традиционно использует такое сочетание терминов: «источник (форма) права». При этом это своеобразная условность — нетождественное равенство. То есть, с одной стороны, неравенство понятий очевидно, с другой — формулировка существует, используется. Образно этот двуединый термин B.C. Нерсесянц назвал «джентльменским соглашением». Смысл и назначение этого соглашения можно понимать следующим образом.

Читайте так же:  Председатель комиссии по списанию материальных ценностей

Ключевым ϲʙᴏйством права будет его общеобязательность. Правила могут создаваться государством, людьми, богом, но если все признают их действенность, значит можно ставить вопрос о форме права.

Соединение в едином собирательном термине «источник (форма) права» двух понятий представляет собой желание снять проблему их неϲᴏᴏᴛʙᴇᴛϲᴛʙия. Так, не всякие материальные и идеальные источники получают государственное признание. Не случайно мы иногда говорим: «Жизнь требует такого-то акта», а законодатель не дает ее требованиям законодательной формы. Некоторые законодательные решения изумляют, радуют граждан, а некоторые встречают их противодействие. Таким образом, уравнивание источников и форм права — это некоторое искусственное образование, но необходимое в целях ясности системы юриспруденции.

Современные государства с развитой системой законодательства не могут жить в неопределенности относительно того, что будет обязательным, а что нет. Необходимо установить границу права и всех иных регуляторов.

Собирательный термин «форма (источник)» реализует эту роль. Право объективируется в устойчивую, определенную форму. В ней оно содержится, охраняется. Необходимость государственного оформления источников права очевидна, так как государство не может взять под защиту неопределенные правила, возникающие явочным порядком. Именно поэтому в законодательстве, доктрине и практике каждой страны определены те формы, в которых существует право. Именно из них, как из источников, мы черпаем свои знания о праве.

Особый интерес вызывает вопрос о причислении судебных решенийи, в частности, решений Конституционного Суда Российской Федерации к числу источников конституционного права. Этот вопрос неоднозначно решается специалистами. Одни авторы признают их в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Эти разногласия вызваны, прежде всего, сложившейся правовой доктриной. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы. Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей». Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права.

В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам.

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст. 79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

Видео (кликните для воспроизведения).

По мнению М.А Митюкова, решения Конституционного Суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве. Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты. Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:

— могут содержать и отменять правовые нормы;

— имеют во многих случаях силу закона;


— выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;

— обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;

— подлежат официальному опубликованию;

— обладают большим моральным авторитетом.

Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9846 —

| 7416 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Судебные решения как специфические источники права

В юридической литературе не решен однозначно вопрос о том, являются ли судебные решения источниками права. Большинство юристов дают отрицательный ответ на этот вопрос. Однако им возражают многие известные ученые. Не углубляясь в детали дискуссии, следует отметить, что указанный вопрос пока не может быть решен положительно. С точки зрения укоренившейся в России доктрины в качестве источников права признается только нормативный акт и/или правовой обычай. Из числа таковых исключаются судебные прецеденты.

[3]

Вместе с тем существо обсуждаемого вопроса, безусловно, имеет позитивный характер. Суть заключается в том, что решения высших судов оказывают правовое воздействие на общественные отношения. При этом в ряде случаев судебные решения непосредственно определяют нормативный состав права, предопределяют изменение его структуры, а нередко и непосредственно корректируют нормативное содержание. Такие судебные решения именуются нормативными.

Исходя из сказанного судебные решения следует рассматривать по существу как специфические источники права.

Решения Конституционного Суда РФ. Конституционный Суд РФ решает три категории дел: 1) о соответствии Конституции РФ правовых актов; 2) споры о компетенции и 3) о толковании Конституции РФ (ст.125 Конституции РФ).

Согласно Конституции РФ (ч.6 ст.125) и № 3-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; не соответствующие Конституции РФ международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению (ч.3 ст.79).

Указанные законодательные положения определяют общеобязательность решений Конституционного Суда РФ по делам о соответствии Конституции РФ актов (договоров) и по спорам о компетенции.

Читайте так же:  Уведомление о сокращение должности в штатном расписании

По спорам о компетенции Конституционный Суд РФ может подтвердить или, наоборот, не признать полномочия соответствующего органа по изданию акта или совершению действий правового характера, послужившие причиной спора о компетенции (ст.95 № 3-ФКЗ).

Решения Конституционного Суда РФ оказывают воздействие на структуру права, они корректируют или изменяют ее нормативное содержание.

Во-первых, на основе указанных судебных решений утрачивают силу и (или) признаются не действующими конкретные правовые акты, в том числе договоры, и подтверждаются (отрицаются) полномочия органа государственной власти.

Во-вторых, решения органов государственной власти, в том числе судов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях (ч.3 ст.79 № 3-ФКЗ), т.е. с «использованием закрепленных другим законодательством материально-правовых оснований и процессуальных институтов»[42].

[2]

В-третьих, в случае, если решением Конституционного Суда РФ нормативный акт признан не соответствующим Конституции РФ полностью или частично либо из решения Конституционного Суда РФ
вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положения об отмене нормативного акта или отдельное его части, признанного не соответствующим Конституции РФ. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция РФ (ч.4 ст.79 № 3-ФКЗ).

В-четвертых, решения Конституционного Суда РФ окончательны, обжалованию не подлежат и вступают в силу немедленно после их провозглашения. Они действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами (ч.1 и 2 ст.79 № 3-ФКЗ).

Значительное (нередко определяющее) воздействие на правовую систему оказывают решения Конституционного Суда РФ по делам о толковании Конституции РФ. При рассмотрении таких дел Конституционный Суд РФ, исходя из смысла Конституции РФ и базовых принципов в ней заложенных, формулирует в своих решениях обязательные по характеру общерегулятивные положения, которые в тексте Конституции РФ прямо не закреплены.

Тем самым Конституционный Суд РФ, не ограничиваясь разъяснением смысла отдельных установлений Конституции РФ, по существу вводит в структуру права императивные положения конституционного содержания. В силу этого данные положения следует рассматривать как общерегулятивные.

К решениям Конституционного Суда РФ, которые содержат общерегулятивные по существу положения, относится, например, постановление Конституционного Суда РФ от 6 июля 1999 г. № 10-П[43] и ряд других постановлений, которые могут быть отнесены к специфическим источникам конституционного права[44].

Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов. На основе Конституции РФ, № 1-ФКЗ О судебной системе Российской Федерации и Федерального конституционного закона от 07.02.2011 №1-ФКЗ О судах общей юрисдикции (с изм. на 01.06.2011 г. № 3-ФКЗ). Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики и применения законодательства Российской Федерации.

Разъяснение – суть толкование. Поэтому решения Пленума Верховного Суда РФ, в которых даются разъяснения по вопросам применения законодательства в целях обеспечения единства судебной практики оказывают определяющее воздействие на правовую систему. Исходя из этого данные решения как и акты Конституционного Суда РФ в принципе могут рассматриваться в качестве специфических источников конституционного (уставного) права субъектов РФ.

Разъяснения по вопросам судебной практики дает также Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ (ст.127 Конституции РФ, абз.5 п.1 ст.10 и абз.1 п.1 ст.13 № 1-ФКЗ от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (с изм. на 30.04.2010 № 3-ФКЗ)). Эти разъяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ обязательны для всех арбитражных судов (п.2 ст.13 № 1-ФКЗ).

Разъяснения могут корректировать круг правовых норм, применяемых арбитражными судами, в том числе и в сфере конституционного (уставного) права. Постольку данные решения (разъяснения) в принципе могут рассматриваться в качестве специфических источников права.

Суды общей юрисдикции и арбитражные суды могут признавать нормативные правовые акты ниже уровня федерального закона недействующими. Это право указанных судов подтверждено в постановлениях Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. № 19-П[45] и от 11 апреля 2000 г. № 6-П[46]. Признание правового акта недействующим изменяет структуру права, поскольку сужает круг действующих правовых норм.

Поэтому решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов о признании правовых актов ниже уровня федерального закона не действующими могут рассматриваться в качестве специфических источников конституционного (уставного) права.

Международный журнал

гуманитарных и естественных наук

Молоков П.Д. Акты Конституционного суда Российской Федерации как источник гражданского права // Международный журнал гуманитарных и естественных наук – 2017. – №9. – С. 103-106

АКТЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК

ИСТОЧНИК ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

П.Д. Молоков , студент

С еверо- З ападн ый институт (ф илиал ) М осковского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина

(Россия, г . Вологда )

Аннотация . В данной статье пр иведены результаты исследования на предмет роли актов Конституционного Суда Российской Федерации (далее – Конституционны Суд РФ) (Постановлений и Определений) как источников гражданского права в национальной системе прав а . В ходе научно-практической деятельности с использованием сравнител ь но-правового метода был рассмотрен ряд актов Конституционного Суда Российской Федерации касающихся гражданско-правовых норм, на их примере показано влияние т а ких актов на регулирование гражданских правоотношений.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, акты толкования н а ционального права, гражданское право, гражданско-пра вовые отношения, источник пр а ва .

Есть ли зачатки зарождения института правового прецедента как источника права в Р оссийской Ф едерации (далее – РФ) в целом и гражданского права в частности? Или же судебная практика уже давно зан я ла свою нишу в данной системе? Вопрос определения источников права и в наши дни в науке остаётся дискуссионным. По данному поводу высказывались большое количество учёных , таких как Жилин Г.А., Белкин А.А., Бочарникова К.В . и др. Мн о гообразие позиции объясняется, в о-первых, тем , что существуют различные подходы к пониманию того, что есть и с точник пр ава . В о-вторых, в процессе вс е общей глобализации происходит сближ е ние правовых систем, что является прич и ной преемственности новых , для разли ч ных правовых систем , источников.

В российской юридической науке, и с точник права чаще всего рассматривается в формально-юридическом смысле, т.е. формы выражения правового предписания, из которого узнают содержание права. Безусловно , практическая значимость да н ного подхода юристами замечается сразу, однако она выделяется в ущерб более по л ному пониманию сущности источников права. Позицию по данном у вопросу автор считает схожей с мнением франц узского правовед а Ж.-Л. Бержеля , « который отм е чает, что в современной зарубежной о б щей теории права термином «источники права» принято обозначать одновременно не только формальные источники, опред е ляющие способы формирования юридич е ских норм, но и содержательные (сущн о стные) источники права, обеспечивающие нормы материальной силой » [1] . Впрочем, среди представителей формально-юридического подхода можно выделить учёных допускающих первичные и вт о ричные источники права. К первичным, как правило, относят законодательные а к ты, вторичными считаются иные, име ю щие значение регулятора общественных отношений, прежде всего акты официал ь ного толкования законодател ьства [2] . Стоит отметить, что данная классифик а ция вряд ли облегчает работу правоприм е нителю и скорее способна его запутать.

Читайте так же:  Образец заявления о привлечении к уголовной ответственности

Помимо теоретического значения о г ромное практическое значение имеет п о д разделение источников права на формал ь но-юридические и содержательные. Оч е видно, в частности, что гражданское право должно учитывать факт быстрого развития общественных отношений, за которыми законодатель не всегда может успеть и тут на помощь ему могут прийти решения Конституционн ого Суд а РФ , толкующие законы и иные нормативно-правовые акты. Данные решения , вступая в силу, стан о вятся обязательными к исполнению , акт толкования Конституционного Суда РФ становится полноправным источником права, будучи таковым в формально-юридическом смысле и отражая содерж а тельный аспект данного вопроса. Способы воздействия толкования Конституционн о го Суда РФ на гражданско-правовое рег у лирование, условно можно разделить на две группы: негативные и позитивные.

Негативный способ воздействия осущ е ствляется путём признания норм гражда н ского права не соответствующими Ко н ституции Р оссийской Ф едерации , тем с а мым прекращая действие таких норм и как следствие, оказывая влияние на правоо т ношения. Например, Постановление Ко н ституционного Суда РФ от 12.07.2007 N 10-П «По делу о проверке конституц и онности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского проце с суального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна » содержит следующие положения: «Признать не с о ответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3) , 35 (часть 1) , 45 , 46 (часть 1) и 55 (часть 3) , положение абзаца третьего части первой статьи 446 Г ражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ) в той части, в какой им устана в ливается запрет обращения взыскания по исполнительным документам на прина д лежащие гражданину-должнику на праве собственности земельные участки, испол ь зование которых не связано с осуществл е нием гражданином-должником предпр и нимательской деятельности и которые не являются основным источником сущес т вования гражданина-должника и лиц, н а ходящихся на его иждивении, обеспеч и вающим указанным лицам необходимый уровень существования» [ 3 ] .

В пример позитивного влияния пост а новлений Конституционного Суда РФ на гражданско-правовые отношения можно привести Постановление от 20.02.2006 г. N 1-П, по буквальному смыслу статьи 336 ГПК РФ — правом на кассационное обж а лование решений наделяются лица, учас т вующие в деле, а другие лица, если их права и законные интересы нарушены с у дебными решениями, согласнее ст. 376 ГПК РФ были вправе обратиться с жал о бой только в суд надзорной инстанции. Данным постановлением положения ст. 336 ГПК РФ были признаны не прот и воречащими Конституции РФ, но посре д ством толкования смысл статьи поменя л ся. Теперь положение названной статьи по своему смыслу в системе гражданско-правового регулирования не предполагает для кассационной проверки существов а ния такого основания для отмены решения как: разрешение вопроса о правах и об я занностей лиц, не привлеченных к уч а стию в деле [4] . Согласно ему в случае о т сутствия кассационных жалоб лиц, учас т вующих в деле, отказ в принятии к ра с смотрению поданных в установленный срок жалоб лиц, не привлеченных к уч а стию в деле незаконен.

1 . Жилин Г.А . Значение решений Конституционного Суда РФ как источника Гражда н ского и Арбитражного процессуального права. (Предоставлено СПС КонсультантПлюс ) .

2 . Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Росси й ской Федерации // Вестник Конституцио нного Суда РФ. – 1997. – №2. – С. 20.

3 . Постановление Конституционного Суда Росси йской Федерации от 12.07.2007 N 10-П « По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой ст а тьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалоб а ми граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна » // ВКС РФ. 2007. № 5.

4 . Вестник Ко нституционного Суда РФ. 2006. № 1.

5 . Бочарникова К.В. Коллизионный вопрос» в деле об обращении взыскания на недв и жимое имущество, находящееся в залоге. (Предоставлено СПС КонсультантПлюс ) .

6 . п. 2.1 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22 мая 2013 г.).

7 . Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2016 г. N 2019-О «Об отк а зе в принятии к рассмотрению жалобы Алексеевой Людмилы Евстафьевны на нарушение её конституционных прав пунктом 2 статьи 1114 и пунктом 1 статьи 1146 Гражданского Кодекса Российской Федерации» //Предоставлено URL : http://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-29092016-n-2019-o/

ACTS OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF THE RUSSIAN FEDERATION

AS SOURCE OF CIVIL LAW

P.D. Molokov , student

Vologda’s branch of the Moscow state law university the named of O.E. Kutafin

Abstract. This article presents the results of research on the role of acts of the Constitutional Court of the Russian Federation (Decrees and Definitions) as sources of civil law in the national system of law. In the course of scientific and practical activities with the use of a comparative-legal method, some of acts of the Constitutional Court of the Russian Federation concerning ci v il-law norms were examined. They exemplified the impact of such acts on the regulation of civil legal relations.

Видео (кликните для воспроизведения).

Keywords: Constitutional Court of the Russian Federation, acts of interpretation of national law, civil law, civil law relations, source of law.

Источники


  1. Кудинов, О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: Юридический комментарий / О.А. Кудинов. — М.: Городец, 2015. — 128 c.

  2. Малько, А. В. Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебно-метадитеческое пособие / А.В. Малько. — М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015. — 352 c.

  3. Гуцол, В. В. Правовые основы Российского государства / В.В. Гуцол. — М.: Феникс, 2006. — 448 c.
Является ли постановление конституционного суда источником права
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here