Судья при вынесении решения руководствуется внутренним убеждением

Полезная информация на тему: "Судья при вынесении решения руководствуется внутренним убеждением", собранная из сети и предоставленная в удобном для чтения виде. По всем вопросам - обращайтесь к дежурному юристу.

Основания решения суда

Чем обязан руководствоваться судья (прошу привести ссылку на норму закона) при вынесении решения-законодательством РФ и международными правовыми актами ЕСПЧ или сложившейся в России судебной практикой? Спасибо.

Статья 194 ГПК: Решения судьи выносят по своему внутреннему убеждению, руководствуясь ЗАКОНОМ и профессиональным правосознанием, в условиях, исключающих постороннее воздействие на них. Также можете посмотреть Постановление Пленума ВС Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 г. Москва О судебном решении.

Спасибо, я у Вас в долгу!

Судья при вынесении решения руководствуется законом, внутренним убеждением и совестью.

При оценке доказательств по гражданским делам — ст.67, 194 ГПК РФ. По уголовным делам — ст.17 УПК РФ.

Судебная власть самостоятельна, основывается на Конституции РФ и законе. Федеральный закон от 26.06.1992 №3132-1 «О статусе судей»

Чем руководствуется судья при вынесении решения

Чем должны руководствоваться российские судьи при вынесении судебного решения по вопросам раздела имущества супругов?

Действующим законодательством и внутренним убеждением

Разумеется действующим законодательством и представленными доказательствами. Ваш вопрос не совсем понятен.

Статья 67. Оценка доказательств

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к Ст. 67 ГПК РФ

1. Оценка доказательств представляет собой осуществляемую в логических формах мыслительную деятельность судьи или суда. Осуществляется она в целях определения по своему внутреннему убеждению допустимости, относимости фактических данных, достоверности, достаточности и значения как каждого отдельно взятого доказательства, так и всей собранной по делу их совокупности.

2. Доказательства оцениваются по внутреннему убеждению, которое в той или иной мере характеризуют следующие признаки:

а) специальный субъект, уполномоченный оценивать доказательства от имени государственного органа (государства), — должностное лицо, осуществляющее гражданский процесс;

б) указанный субъект не вправе руководствоваться оценкой, предлагаемой кем-то другим (вышестоящим органом, «общественным мнением» и др.), а также перелагать обязанность такой оценки и ответственность за нее на другое лицо;

в) по формальным признакам никакие доказательства (ни исходя из содержащихся в них фактических данных, ни из разновидности средства) не должны иметь преимущества над другими;

г) должностное лицо, осуществляющее гражданский процесс, должно стремиться к завершению оценки доказательств однозначными, лишенными сомнений выводами .
———————————
По аналогии с признаками оценки доказательств по внутреннему убеждению в уголовном процессе, вычленяемыми Б.Т. Безлепкиным (см.: Безлепкин Б.Т. Доказательства в советском уголовном процессе // Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: Юрид. лит., 1990. С. 92 — 94).

3. Оценивая доказательства, судья и суд должны руководствоваться законом и правосознанием. Под законом здесь подразумеваются источники не только гражданско-процессуального, но и гражданского права, а равно любой иной (если необходимость в таковом возникает) отрасли права.

4. Теорией доказательств установлены принципы оценки доказательств, гарантии и пределы процессуальной самостоятельности субъектов доказывания при оценке доказательств, а также требования к процессуальным документам, в которых фиксируются итоги оценки.

5. Нормы различных материальных отраслей права позволят, кроме того, сделать вывод о соответствии закону некоторых письменных доказательств.

6. Оценивая доказательства, судьи опираются на свои представления и профессиональные знания о праве, понимание юридического, социального и нравственного содержания правовой системы государства, официальное и научное толкование юридических норм. Это и значит руководствоваться собственным правосознанием .
———————————
См.: Безлепкин Б.Т. Доказательства в советском уголовном процессе… С. 94 — 95.

7. Исходя из принципа процессуального равноправия сторон и учитывая обязанность истца и ответчика подтвердить доказательствами те обстоятельства, на которые они ссылаются, необходимо в ходе судебного разбирательства исследовать каждое доказательство, представленное сторонами в подтверждение своих требований и возражений, отвечающее требованиям относимости и допустимости.

8. Если у суда либо у лиц, участвующих в деле, возникнут сомнения в достоверности исследуемых доказательств, их следует разрешать путем сопоставления с другими установленными судом доказательствами, проверки правильности содержания и оформления документа, назначения в необходимых случаях экспертизы и т.д. .
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 июня 2008 года N 13 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 10.

9. Пленум Верховного Суда РФ неоднократно обращал внимание на необходимость соблюдения закрепленного в комментируемой статье правила. Так, им обращается внимание на то, что заключение экспертизы по вопросу о происхождении ребенка, в том числе проведенной методом «генетической дактилоскопии», является одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку в соответствии с ч. 2 комментируемой статьи 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы .
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961 — 1996. М.: Юрид. лит., 1997. С. 195 — 196.

Читайте так же:  Перечень автомобильных дорог необщего пользования местного значения

10. Правовая безграмотность истца (на что иногда ссылается в решении суд) юридического значения не имеет, поскольку в соответствии с законом основанием для признания сделок недействительными не является .
———————————
По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Постановление Президиума Московского городского суда от 11 апреля 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 5. С. 20.

11. Если суд, оценив доказательства, каждое в отдельности и в их совокупности, установит, что те или иные представленные материалы, показания свидетелей, другие фактические данные не подтверждают обстоятельств, на которые стороны сослались как на основание своих требований и возражений, он должен в решении убедительно мотивировать свой вывод об этом.

Судья при вынесении решения руководствуется внутренним убеждением

Вопрос о возможности оценки доказательств не только в суде первой инстанции, но и в судах, осуществляющих проверку законности, обоснованности, мотивированности и справедливости приговоров и иных решений суда, уже давно перестал быть дискуссионным, его наличие в этих стадиях уголовного процесса ныне признается как в теории, так и в практике уголовного судопроизводства.

По данным судебной статистики, в 2006 году в кассационном порядке пересматривалось 29,8% всех уголовных дел, рассмотренных судами первой инстанции, а в 2007 — 42,3%. И хотя в 2008 году этот показатель несколько снизился (рассмотрено на 16,2% дел меньше, чем в 2007) Судебная статистика // Российская юстиция. — 2008. — № 7. — С. 29., производство в суде кассационной инстанции остается важнейшим средством исправления ошибок, допущенных судами первой инстанции, что обусловливает интерес к особенностям оценки доказательств в кассации.

В целом, процесс формирования и выражения в решении внутреннего судейского убеждения судей суда кассационной инстанции происходит по тем же правилам, что и в суде первой инстанции. Особенности формирования убеждения при проверке законности и обоснованности приговора обусловлены задачами и правилами проверки дела судом второй инстанции.

Сформировавшееся внутреннее убеждение судьи, выраженное в решении суда первой инстанции, подвергается сомнению в кассационной инстанции по двум основаниям: в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (ст. 380 УПК), и в связи с нарушением уголовно-процессуального закона при производстве по делу (ст. 381 УПК). Остальные кассационные основания (ст. ст. 382 и 383 УПК) не связаны непосредственно с внутренним убеждением суда первой инстанции при оценке доказательств.

Основанием отмены или изменения решения суда первой инстанции может являться несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а именно: выводы суда не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного.

Основанием отмены или изменения приговора в перечисленных случаях является ошибочное внутреннее убеждение суда первой инстанции. Одним из оснований отмены приговора является нарушение уголовно-процессуального закона; в качестве примера проявления этого нарушения можно назвать обоснование решения суда доказательствами, признанными им недопустимыми. Однако даже основанное на недопустимых доказательствах внутреннее убеждение не всегда оказывается ошибочным, а исключение таких доказательств из совокупности не изменяет доказанности тех или иных обстоятельств дела.

Изучение научной литературы по вопросу о механизме формирования внутреннего убеждения судей кассационной инстанции при проверке приговоров и иных решений, непосредственное наблюдение автором процесса подготовки к заседанию суда кассационной инстанции и самого заседания, сопоставление увиденного с содержанием кассационных определений позволят выделить следующие основные этапы формирования внутреннего судейского убеждения.

Изучение кассационной жалобы или представления — с точки зрения внутреннего судейского убеждения необходимо по двум причинам: во-первых, судья должен определить пределы рассмотрения дела кассационной инстанцией, во-вторых, выделить из жалобы (представления) доводы подавшего ее лица, основания и мотивы, приводимые им в пользу изложенного в жалобе (представлении). Выразить свое внутреннее убеждение суд кассационной инстанции может лишь в пределах, изложенных в жалобе.

Затем суд кассационной инстанции исследует материалы дела, в отличие от суда первой инстанции, как правило, непосредственно знакомящегося со всеми доказательствами. На внутреннем судейском убеждении сказывается сам факт повторности изучения дела судом: наряду с исследованными судом первой инстанции письменными доказательствами изучается и протокол судебного заседания, из которого виден процесс исследования доказательств, меры, которые предпринимались судьей для устранения их противоречивости, заявленные и отклоненные ходатайства, и сам приговор, в котором выражено убеждение суда первой инстанции, а также непосредственно воспринимаемые заявления сторон, присутствующих в зале судебного заседания.

Если внутреннее убеждение суда второй инстанции относительно доказанности тех или иных обстоятельств дела не соответствует изложенному в приговоре, кассационная коллегия должна ответить на вопрос: в чем состоит это несоответствие. Для этого судьи, во-первых, сопоставляют свои выводы об относимости, допустимости, достоверности и достаточности совокупности исследованных доказательств с выводами суда первой инстанции.

Почему же могут отличаться результаты оценки доказательств в разных судах? Первой причиной несовпадения внутреннего убеждения суда первой и кассационной инстанции может стать неправильная оценка доказательств как относимых, допустимых, достоверных, а их совокупности — как достаточной.

Суд первой инстанции, осуществляющий живое, непосредственное познание обстоятельств дела, испытывающий на себе в полном объеме всю совокупность влияющих на формирование внутреннего судейского убеждения внутренних и внешних факторов, связанных с непосредственностью восприятия, может скорее допустить ошибку в оценке: либо связанную с нёистинностью мысли, т.е. придав объектам и явлениям объективной действительности те свойства, которых они на самом деле не имеют, либо связанную с неправильностью мысли, т.е. допустив ошибку в логических построениях — примеров и той, и другой ошибки мы достаточно привели в соответствующих разделах настоящего исследования. Суд кассационной инстанции уже непосредственно не воспринимает доказательства и не полностью повторяет путь нижестоящего суда. Посылки формирования внутреннего убеждения ограничены, как правило, документами, соответственно, ему удается избежать ошибок, связанных с непосредственным восприятием, влияющим на оценку доказательств.

Итак, одна из причин расхождения в оценке доказательств по внутреннему убеждению — отсутствие у кассационной коллегии возможности непосредственного ознакомления с доказательствами по правилам производства в суде первой инстанции.

Далее, придя к выводу о несовпадении своей оценки доказательств с оценкой, данной судом первой инстанции, коллегия исследует приговор на предмет его непротиворечивости и последовательности. Несоответствие приговора изложенным требованиям дает повод усомниться в правильности формирования и отражения внутреннего убеждения судьи, постановившего этот приговор. Так, отвергая как недостоверные доводы подсудимых Н. и Ш. о том, что потерпевший добровольно отдал им сотовый телефон позвонить, суд первой инстанции не указал, почему он пришел к такому выводу Архив Ростовской областного суда. Дело № 22-1996-2004.. Это стало основанием к отмене приговора в связи с тем, что не указаны основания, по которым отвергнуты одни и приняты другие доказательства — т.е. не ясно, как сформировалось внутреннее убеждение.

Читайте так же:  Правила безопасности поведения в общественном транспорте

В другом случае суд первой инстанции посчитал доказанным, что обвиняемые избивали А. до тех пор, пока он не потерял сознание. Указав, что А. не мог осознавать дальнейших действий обвиняемых, которые сняли с него ценные вещи и забрали деньги из кошелька, суд, тем не менее, пришел к выводу об открытом характере хищения Архив Ростовской областного суда. Дело № 22-1409-2004.. В этой ситуации кассационным основанием стала существенная противоречивость изложенных в приговоре выводов суда.

Внутреннее убеждение коллегии судей встречает на пути своего выражения в решении ряд препятствий: во-первых, суд второй инстанции не выражает своего внутреннего убеждения по вопросам, которые не были затронуты в жалобе или представлении.

Во-вторых, в интересах соблюдения принципа свободной оценки доказательств судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела коллегия не может предрешать вопросы: 1) о доказанности или недоказанности обвинения; 2) о достоверности или недостоверности того или иного доказательства; 3) о преимуществах одних доказательств перед другими; 4) о мере наказания (ч. 2 ст. 386 УПК).

[3]

В-третьих, закон не предоставляет возможности выражения внутреннего убеждения судьи, не согласившегося с решением остальных судей при кассационном пересмотре. Исследуя доказательства, формируя свое убеждение, в совещательной комнате судьи сопоставляют свои мнения, при возникновении разногласий — мотивируют, приходя в итоге к общему решению. Однако на практике зачастую все материалы дела изучает только один судья — докладчик (ч. 3 ст. 377 УПК), и именно его убеждение оказывает решающее влияние на убеждение всей коллегии. Думается, Верховному Суду следует обратить внимание судов на недопустимость подобной практики. Кроме того, УПК РФ не предусматривает особого мнения в кассационной инстанции. Между тем особое мнение судьи в кассационном пересмотре может оказаться не менее важным, чем при постановлении приговора судом первой инстанции, поскольку в нем точно также будут содержаться мотивы и основания, по которым судья не согласен с коллегией. Отсутствие этого института в кассации необоснованно ограничивает свободу выражения внутреннего судейского убеждения.

Изложенное позволяет нам выделить следующие причины несовпадения внутреннего убеждения судьи суда первой инстанции и судей кассационной коллегии: во-первых, неправильная оценка доказательств, проведенная судом первой инстанции, причиной чего может быть любой из воздействующих на внутреннее убеждение факторов; во-вторых, несоблюдение требований закона при рассмотрении дела и при выражении убеждения в решении; в-третьих, логические ошибки при формировании и выражении внутреннего судейского убеждения.

Таким образом, в целом, анализ практического применения УПК показывает, что внутреннее судейское убеждение как результат оценки доказательств и содержание приговора не всегда совпадают. Как правило, это происходит в тех случаях, когда в процессе формирования убеждения допущены нарушения предписаний закона: при недостаточности обвинительных доказательств судья приходит к выводу о виновности на основании недопустимых доказательств. Однако убеждение не может быть правильным только потому, что судья убежден в его правильности. По смыслу закона внутреннее судейское убеждение, основанное на нарушенной процедуре оценки доказательств, не может содержать достоверный вывод. В этой связи особое значение приобретает требование мотивированности — изложения доводов в пользу принимаемого решения. На основании изложенного, предлагаем внести следующие изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ. Во-первых, изменить редакцию ст. 297 УПК, изложив ее следующим образом:

«1. Приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор должен быть мотивирован».

Часть 2 ст. 297 УПК дополнить предложением следующего содержания:

«Мотивировка приговора должна выражаться в приведении судом доводов, объясняющих принятие решения по изложенным в приговоре вопросам».

В связи с изложенным относительно особого мнения судей, пересматривающих кассационное определение, дополнить ст. 388 частью 3.1 следующего содержания: «3.1. Судья, оставшийся при особом мнении по принятому определению, вправе письменно изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к определению, но оглашению в зале судебного заседания не подлежит. Судья, оставшийся при особом мнении, подписывает кассационное определение».

Оценка доказательств по внутреннему убеждению

Оценка доказательств по внутреннему убеждению, как принцип процесса, включает в качестве основных компонентов правило о том, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

Орган дознания, дознаватель, следователь, прокурор, суд оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению.

Очевидно, что оценка доказательств по внутреннему убеждению обеспечивает действие конституционного принципа независимости судей и подчинение их только закону и является одним из условий самостоятельности следователя, лица, производящего дознание, при принятии им решений в пределах прав, предоставленных законом.

Видео (кликните для воспроизведения).

Оценка доказательств — мыслительная, логическая деятельность, имеющая своей целью определение допустимости, относимости, достоверности, значения (силы) каждого доказательства и достаточности их совокупности для установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В УПК субъектами оценки доказательств названы только те субъекты процесса, которые ответственны за производство по делу и правомочны принимать по делу решения. Конечно, все участники процесса оценивают доказательства и на этой основе определяют свою позицию по отношению к обвинению (обвиняемый, его защитник, потерпевший). Однако оценка доказательств этим субъектом не имеет правового значения в том смысле, что она сама по себе не определяет принимаемого судом по делу решения.

Оценка доказательств по внутреннему убеждению именуется свободной оценкой доказательств, в отличие от так называемой формальной теории доказательств, когда сила и значение доказательств формализовано определялась в законе и судьям оставалось только подсчитать, имеется ли необходимое количество доказательств для признания лица виновным. По этой системе доказательства делились на полные и неполные, или, иначе, на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства считалось достаточно для обвинения. К таким относились: признание своей вины подсудимым, что «есть лучшее свидетельство всего света»: свидетельства экспертов, совпадающие показания двух неопороченных по суду взрослых свидетелей.

Принцип свободной оценки доказательств выражен в ст. 71 УПК и характеризуется следующим.

1. Закон не предписывает, какими доказательствами должны быть установлены те или иные обстоятельства, не устанавливает заранее силы доказательств, преимущественного значения видов доказательств, количественных показателей достаточности доказательств для того или иного решения по делу.

2.0ценка доказательств производится по внутреннему убеждению. Это означает, что она свободна от заранее в законе указанных критериев оценки, но она не может быть произвольной. В ее основе должно лежать «всестороннее, полное и объективное рассмотрение всех обстоятельств дела в их совокупности». При таком подходе есть возможность оценить каждое доказательство по его

Читайте так же:  Электронное письмо путину владимиру владимировичу официальный сайт

собственной природе, принадлежности к определенному виду доказательств, а также обнаружить противоречие между сведениями, поступившими из разных источников, или, наоборот, совпадение доказательств, что приводит к выводу об их достоверности и силе для установления того или иного обстоятельства. Если же сомнения в доказанности какого-либо обстоятельства остаются, его нельзя считать доказанным, также нельзя положить в основу своего убеждения доказательство, достоверность которого сомнительна. Очевидно, что убеждение в достоверности каждого доказательства и достаточности их совокупности для вывода о доказанности каких-либо обстоятельств может сформироваться именно на основе совокупности доказательств и их объективного, беспристрастного исследования.

3. Лицо, производящее оценку доказательств, не связано той оценкой доказательств, которую дали другие лица или органы в предшествующих стадиях процесса или в пределах данной стадии. Так, следователь оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, поэтому может не согласиться с указаниями прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, об объеме обвинения и другим вопросам, перечисленным в законе. Суд, оценивая доказательства, не связан выводами, сделанными в обвинительном заключении, мнениями, высказанными обвинителем или защитником в судебном заседании. Вышестоящие суды, отменяя приговор и возвращая дело на новое рассмотрение, не могут давать указания, предрешающие убеждение следователя, судьи по делу.

4. При оценке доказательств надлежит руководствоваться законом. Регулирующая роль уголовно-процессуального закона в оценке доказательств проявляется через определение в законе задач и принципов уголовного судопроизводства: определение предмета доказывания и относимости доказательств, правил о допустимости и недопустимости доказательств, регламентации порядка собирания, проверки доказательств, требований, предъявляемых к выражению оценки доказательств в процессуальных решениях. Эти и другие нормы закона содержат правила, препятствующие формированию безотчетной, интуитивной оценки доказательств.

В одних случаях внутреннее убеждение заменяется прямым указанием закона признать доказательство недопустимым, если нарушены определенные правила. Закон содержит правила собирания доказательств, их проверки на предварительном следствии, предписывает определенную процедуру судебного исследования доказательств, поэтому при оценке доказательств важно установить, соблюдены ли эти правила, так как их нарушение само по себе может привести к недопустимости доказательств или оценке их как недоброкачественных, не имеющих доказательственной силы.

[2]

Для обеспечения точного исполнения закона важное значение имеет правосознание, которое определяет отношение к закону, признание его предписаний как обязательного условия деятельности.

Соблюдение надлежащей правовой процедуры рассматривается как гарантия законности и обоснованности решения по делу. Поэтому, если не были нарушены требования процессуального закона при рассмотрении и разрешении дела, нет оснований ставить под сомнение внутреннее убеждение присяжных или судей о доказанности или недоказанности обвинения.

Внутреннее убеждение является и результатом оценки доказательств. Внутреннее убеждение как результат оценки может характеризоваться как гносеологический (познавательный) результат и определенное психологическое состояние лица, оценившего доказательства. Внутреннее убеждение как познавательный результат — это убеждение в наличии (отсутствии) каких-либо фактических обстоятельств. Это убеждение должно иметь в своей основе совокупность собранных по делу доказательств, исследованных полно, всесторонне и объективно. Полученное знание должно быть обосновано, аргументировано. В психологическом аспекте внутреннее убеждение — чувство уверенности в достоверности своих выводов об обстоятельствах дела.

Непосредственной практической проверкой выводов являются воспроизведение отдельных обстоятельств при проведении следственного эксперимента, проведение иных следственных действий, в ходе которых выявляются данные, подтверждающие или опровергающие правильность оценки доказательств, а также проверка соблюдения закона при исследовании доказательств.

В доказывании, как и в любой предметно-практической деятельности, важно использовать надежных «посредников» познания, которыми являются методологические законы познавательной деятельности, правовые нормы, достижения науки (например, использование специальных знаний экспертов для проверки доказательств).

Практический опыт, накопленный следственными и судебными органами по доказыванию, является важным инструментом проверки правильности оценки доказательств и внутреннего убеждения по конкретному делу. Очевидно, что успешность использования практики для познания и для проверки оценочных выводов зависит от образования, личного практического опыта следователя, судей, их умения использовать данные, накопленный опыт из различных областей знаний в своей деятельности, их общей и правовой культуры.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Оценка судьей доказательств по внутреннему убеждению

Судебная ошибка – это, прежде всего осуждение невиновного. Утверждение, что судья имеет нравственное право на это, наглядно обнаруживает свою несостоятельность. Но судебная ошибка – это и оправдание виновного вопреки истинному положению дел и собранным против него доказательствам, когда преступник уходит от заслуженной ответственности. Сюда же следует причислить и случаи неправильной квалификации деяния, и назначение явно несправедливого наказания виновному. Учитывая, что ошибка вообще представляет собой утверждение, не соответствующее действительности, или действие, не приведшее к ожидаемому результату, если они допущены не преднамеренно, судебную ошибку следует характеризовать как решение суда о виновности или невиновности подсудимого и о мере наказания, не соответствующие действительным обстоятельствам дела, принятое непреднамеренно. В работах некоторых авторов и в практике оценки работы судов бытует представление о судебной ошибке «в широком смысле слова» — как неправильном решении суда по любому вопросу, подлежащему разрешению в приговоре. Но это мнение означает утрату качественного различия между судебной ошибкой, с одной стороны, и ошибочным решением суда по частному вопросу – с другой.

Внутреннее убеждение относится, прежде всего, и главным образом к области оценки доказательств. Но юридическая оценка деяния подсудимого, и определение меры наказания производятся в соответствии с убеждением судьи в правильности и справедливости его выводов и решений. Закон и нравственные нормы, которыми руководствуется судья, создают предпосылки правильного формирования внутреннего убеждения. Внутреннее убеждение складывается в условиях независимости судей при их обязанности противостоять попыткам воздействия извне; оно должно формироваться лишь на основании исследования обстоятельств дела и опираться на доброкачественные, достаточные и тщательно проверенные доказательства.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Рекомендации: «Пределы внутреннего убеждения судьи»

В ходе круглого стола на тему «Пределы внутреннего убеждения судьи», проведенного в офисе «Комитета за гражданские права» 19 декабря 2017 года, были озвучены следующие тезисы и выработаны следующие рекомендации (публикуются в сокращении — прим. ред.).

Внутреннее убеждение судей при разрешении уголовных, гражданских и административных дел является одним из факторов, определяющих справедливость судебного процесса и судебного акта. Справедливость правосудия достижима только тогда, когда внутренне убеждение судьи находится в гармонии с требованиями о соблюдении прав человека, общественными и государственными интересами.

Главным препятствием для того, чтобы судьи действовали по своему внутреннему убеждению, являются установки со стороны органов исполнительной власти, правоохранительных органов и судебного начальства. Такие установки, как правило, даются на совещаниях судей, где к судьям зачастую предъявляются неправомерные требования. Как сообщают сами судьи, у них есть судьи-кураторы, с которыми они вынуждены зачастую согласовывать принимаемое решение.

Читайте так же:  Решение о снятии полномочий генерального директора образец

Факторы, влияющих на судебное решение, должны находиться в иерархическом соотношении друг с другом:
— соблюдение прав человека;
— выполнение требований закона;
— реализация принципа милосердия;
— реализация внутреннего убеждения судей.

В России понятие «внутреннее убеждение судьи» впервые нашло свое отражение в судебных уставах 1864 года. Применение законодателем данного понятия и переход к свободной оценке доказательств сменили отжившую, как полагали тогда, формальную теорию доказательств. Законодатель перешел от установления формы доказательства по делу к установлению формы собирания и исследования доказательств и их свободной оценке.

Российскими дореволюционными учеными-процессуалистами, такими как С.И. Викторский, М.В. Духовный, С.В. Познышев, Н.Н. Розин, Д.Г. Тальберг, В.К. Случевский, Л.Е. Владимиров, И.Я. Фойницкий, рассматривался вопрос о сущности внутреннего убеждения, а также его роли и месте в праве. Так, например, И.Я. Фойницкий указывал: «Оценка доказательств есть умственная деятельность, разрешающаяся сомнением или убеждением; впечатление есть продукт одних и тех же чувственных восприятий, не проверенных умственным процессом. Не следует смешивать решение дела по системе свободной оценки доказательств с решением его по непосредственному впечатлению».

В научной литературе существуют различные подходы к пониманию внутреннего убеждения. Оно рассматривается с разных сторон: 1) как метод; 2) как способ или принцип оценки доказательств; 3) как критерий этой оценки; 4) как ее результат; 5) как единство всех или некоторых перечисленных аспектов. Существуют и различные мнения и о природе внутреннего убеждения: гносеологической, логической либо психологической. Большинством исследователей внутреннее убеждение рассматривается как метод (способ) свободной оценки доказательств и результат такой оценки — внутреннее убеждение «есть не критерий (мерило) оценки доказательств, а результат оценки доказательств».

Внутреннее убеждение как процесс оценки доказательств характеризуется следующими чертами. Во-первых, лица, оценивающие доказательства, должны исходить исключительно из своего убеждения, полностью абстрагируясь от оценки других лиц и органов. Во-вторых, в законе отсутствуют какие-либо формальные правила, влияющие на оценку, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Внутреннее убеждение является единственным инструментом для манипуляции с оценкой и формированием выводов о доказанности фактических обстоятельств дела.

Очевидно, что суд не должен оценивать доказательства, основываясь исключительно на том, от кого они исходят, так как есть возможность перехода от формирования внутреннего убеждения судьи, основанного на объективном познании действительности в пределах действующего закона, к усмотрению в познании действительности интересов представителей других ветвей власти. Не зря отмечено, что получило широкое распространение вмешательство представителей власти в непосредственную деятельность органов расследования и суда, стало обычным так называемое «телефонное право».

В судебной системе большая роль отведена личности судьи. Это нашло свое выражение в требованиях к кандидату на замещение должности в отношении возраста, образования, стажа работы. Внутреннее убеждение и личность судьи находятся в прямой зависимости между собой. Формирование судейского убеждения относительно достоверности того или иного доказательства основывается на жизненном и профессиональном опыте судьи, его здравом смысле, определенных общеупотребимых предположениях.

Как считал Е. Эрлих, что, основной гарантией справедливости судебного процесса является личность самого судьи. Становление законодательства в качестве центрального источника права в последнее время несколько оттеснило, но не отменило простую истину о том, что судебная функция не сводится исключительно к ориентации среди статей кодекса. Личность судьи и его убеждения имеют значение при применении любой нормы закона.

Можно с уверенностью утверждать, что с самого начала деятельности правоприменителя все его решения предопределены его внутренним миром, системой ценностей, жизненным опытом, и никакими рациональными методами и процессуальными правилами, а также научно-исследовательскими институтами невозможно устранить влияние мировоззренческих и социально-политических факторов на принятие судьей решения. Поэтому важно, чтобы ценностная ориентация судьи носила сложившийся характер, и в совокупностью с волей и совестью не могла быть поколеблена внешним волевым воздействием или представлением о собственной выгоде.

По итогам круглого стола рекомендуется:

1) Ввести сменяемость председателей судов с тем, чтобы никто из них не занимал пост председателя суда более 4 лет; в перспективе заменить должность председателя суда должностью судьи-координатора.

2) Сузить диапазон санкций уголовного закона.

3) Ввести более определенные понятия «малозначительности», «исключительных обстоятельств», применяемые в законодательстве.

4) Предусмотреть, что обязательным требованием к занятию должностью судьи должен стать опыт работы судьи не менее 5 лет в должности адвоката.

5) Ввести практику обязательного критического исследования всех доказательств; запретить такой подход к оценке доказательств, когда делается вывод о том, что у суда нет оснований не доверять некоему доказательству, которое кажется крайне убедительным или достоверным, в т.ч. исходит от некоего источника.

6) Обеспечить присутствие на совещаниях судей представителей правозащитной общественности, в т.ч. членов Совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе субъекта Федерации.

7) Сократить объем привилегий, которыми обладают судьи, установить, что совокупный заработок судей не может более, чем в 5 раз превышать среднюю зарплату по региону.

8) Запретить консультации судей у «кураторов» для вынесения «правильных» судебных решений.

Чем руководствовался судья при вынесении приговора?

Судья положил в основу обвинения три моих обьяснения полученные до возбуждения уголовного дела. На меня оказывалось давление оперативника (в суде он конечно этого не подтвердил). От этих выбитых показаний я в суде отказался. И адвокат подал кучу ходатайств на следствии и в суде об исключении этих обьяснений. В УПК ст.75, п.2, п.п.1 черным по белому написано: к недопустимым доказательствам относятся: показания. не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; И где Закон?! Или у судьи он свой.

Спасибо огромное! Сайт супер! По больше бы таких!

Суд должен вынести приговор на основании доказательств, исследованных во время судебного следствия. Если дела обстоят, как Вы изложили, то у Вас есть ещё надежда на выше стоящие судебные инстанции. Пусть справедливость восторжествует.

Станислав, я не читал Вашего приговора, но, возможно, Ваши первоначальные объяснения подтверждались в совокупности иными доказательствами обвинения, собранными по Вашему делу. А так — используйте возможности для кассационного и надзорного обжалования приговора.

спасибо за ответ! но в ЕСПЧ пока рано нужно все возможности на родине исчерпать. если нормальных судей в России не найдется вы сможете представлять мои интересы в ЕСПЧ?

Проблема реализации принципа независимости судей

Дата публикации: 25.03.2018 2018-03-25

Статья просмотрена: 1469 раз

[1]

Библиографическое описание:

Корнус Н. С. Проблема реализации принципа независимости судей // Молодой ученый. — 2018. — №12. — С. 111-113. — URL https://moluch.ru/archive/198/48927/ (дата обращения: 17.09.2019).

Независимость судебной власти является конституционным принципом обеспечения верховенства права при осуществлении правосудия, условием беспристрастности и основной гарантией справедливого судебного разбирательства. Поддержание независимости судебной власти, следование принципу независимости является обязанностью судьи.

Читайте так же:  Регистрация иностранного гражданина на юридический адрес организации

Судья при рассмотрении дела обязан придерживаться независимой и беспристрастной позиции в отношении всех участников процесса. Судья должен осуществлять судейские полномочия, исходя исключительно из оценки фактических и правовых обстоятельств дела, в соответствии с внутренним убеждением, уважая процессуальные права всех участвующих в деле лиц, независимо от какого-либо постороннего воздействия, давления, угроз или иного прямого или косвенного вмешательства в процесс рассмотрения дела, с какой бы стороны оно не оказывалось и какими бы мотивами и целями не было вызвано.

Судья должен осуществлять профессиональную деятельность в строгом соответствии с законом, опираясь на внутреннее убеждение и не поддаваясь влиянию кого бы то ни было. Публичное обсуждение деятельности судьи, критические высказывания в его адрес не должны влиять на законность и обоснованность выносимого им решения [ст.8 Кодекса судейской этики].

Законодательство Российской Федерации предусматривает всевозможные условия обеспечения независимости и самостоятельности судьи. Начиная от соответствующего денежного содержания, и заканчивая защитой членов его семьи государством. Статья 9 Закона Российской Федерации «О статусе судей» гласит, что независимость судьи обеспечена и гарантирована. Однако, на практике мы сталкиваемся с несоответствием действий судей с вышеуказанной нормой.

Принимая решение, судья должен быть беспристрастен и независим. На это решение никто не должен оказывать влияние. Однако так ли это на самом деле? Конечно, по причине проведения нашим государством активной борьбы с коррупцией, желающих подкупить судью и желающих получить взятку среди судейского аппарата постепенно становится все меньше, но в данной статье хочется раскрыть менее явные способы нарушения независимости судей. К примеру, при участии в деле прокурора большинство судей изначально придерживаются мнения, что позиция прокурора всегда обоснована и иски по таким делам удовлетворяются с учетом этой позиции. Как показывает практика, процент вынесенных решений не в пользу прокуроров крайне мал. Мотивированная часть такого судебного акта содержит доводы, приведенные прокурором, как будто под копирку. Возникает вопрос, а независим и беспристрастен ли судья в данном случае? Думается, что нет. И причина не в том, что прокурор оказывает прямое воздействие на судью, здесь скорее действует принцип: «мы с тобой одной крови». Как представители государственной власти судьи поддерживают другой орган, выступающий от имени государства, — прокуратуру.

Независимость судьи страдает и в том случае, когда он вынужден строить свою работу, учитывая несовершенство автоматизированной системы. В ГПК РФ предусмотрена возможность проводить предварительное судебное заседание за пределами общего срока рассмотрения дела [ст. 152 ГПК РФ]. В то же время автоматизированные системы в судах запрограммированы без учета такой законной возможности и распознают такое действие как нарушение. Судьям приходится писать объяснительные на имя председателей судов, обосновывая, что указанное действие было законным. Такая процедура представляется довольно затяжной, и судьи, несмотря на наличие нормы права, предпочитают не применять ее на практике. В этом случае, помимо того, что нарушается принцип независимости судьи, оказывается нежизнеспособной норма права.

В карьере судьи немаловажную роль играет статистика: чем выше процент отменяемых решений судьи первой инстанции, тем сложней ему в дальнейшем перейти в суд апелляционной инстанции. Поэтому, при принятии своего решения судьи, как правило, учитывают практику вышестоящих судов по делам аналогичной категории споров с целью снизить риски возникновения отмен принятых ими решений. В своем роде это тоже ограничивает свободу и независимость судьи в момент принятия решения.

Доктор юридических наук Н. А. Гущина в своей статье «Независимость судей как важнейшая гарантия усиления власти» выделяет еще одну проблему. Она пишет, что нередки случаи, когда судья, убежденный в правильности своего поведения в процессе осуществления правосудия, может оказаться полностью зависимым от руководства своего суда. Широкий круг полномочий председателя позволяет ему манипулировать ими, осуществляя в различных формах властное воздействие на судью. Пагубность такого негативного явления заключается в том, что формируется психологическое давление на независимого компетентного судью с целью изменения его модели судейского поведения. Такое давление может проявляться в неравномерном распределении нагрузки на судью: большой объем дел сложной категории будут поручены одному судье. В отдельных случаях, форма такого психологического террора может отразиться на негативном отношении остальных сотрудников суда, в том числе и коллег-судей, к такому судье. В психологической науке для такого явления используется термин «моббинг».

При такой неравномерной нагрузке судье будет сложно внимательно вникать и контролировать все нюансы каждого дела, рано или поздно будут появляться ошибки, а для председателя это может стать причиной для проведения служебной проверки в отношении такого сотрудника с мерой наказания в виде наложения дисциплинарного взыскания и вплоть до увольнения.

Неопытность судьи тоже может сказываться на нарушении принципа независимости. В силу отсутствия судейского опыта и малого юридического опыта, мировые судьи часто консультируются с другими судьями, более опытными. Конечно, это не запрещено, но при принятии решения независимость судьи уже будет немного нарушена. Другой судья не принимал участия в рассмотрении дела и не знает всех обстоятельств, он лишь выразил свою позицию по одному из поставленных вопросов. Она может оказаться неверной или недостаточной для мотивировки принятого решения, и, если неопытный судья использует ее, то такое решение можно будет поставить под сомнение.

Видео (кликните для воспроизведения).

С одной стороны, такая практика подрывает авторитет судей среди граждан, а с другой — судьи вынуждены так поступать в силу определенных обстоятельств. И, если проблема с техническим аспектом не требует длительного времени для решения. Необходимо лишь внести изменения в программное обеспечение. То в других случаях для того, чтобы изменить положение дел, времени потребуется значительно больше.

Источники


  1. Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Том 3. — М.: Зерцало-М, 2001. — 528 c.

  2. Кони, А. Ф. Обвинительные и судебные речи / А.Ф. Кони. — М.: Студия АРДИС, 2016. — 707 c.

  3. Шавалеев, Михаил О неотвратимости юридической ответственности в России / Михаил Шавалеев. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2017. — 180 c.
Судья при вынесении решения руководствуется внутренним убеждением
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here