Расторжение договора присоединения в одностороннем порядке

Полезная информация на тему: "Расторжение договора присоединения в одностороннем порядке", собранная из сети и предоставленная в удобном для чтения виде. По всем вопросам - обращайтесь к дежурному юристу.

Решение суда о признании расторжения договора в одностороннем порядке недействительным № 2-3187/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

12 июля 2017 года

Кировский районный суд

в составе председательствующего судьи Командыкова Д.Н.,

при секретаре судебного заседания Жексенове А.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению ФИО1 к Акционерному обществу «Омскгоргаз» о признании расторжения договора в одностороннем порядке недействительным,

ФИО1 обратился в Кировский районный суд с исковым заявлением к Акционерному обществу «Омскгоргаз» (Далее – АО «Омскгоргаз») о признании расторжения договора в одностороннем порядке недействительным.

Исковые требования ФИО1 мотивированы тем, что ДД.ММ.ГГГГ между истцом и ответчиком был заключен договор о подключении (технологическом присоединении) объекта капитального строительства к сети газораспределения №р-22.

Ответчик расторг договор в одностороннем порядке ДД.ММ.ГГГГ, в связи с неуплатой аванса.

Полагая, что расторжение договора было проведено ответчиком в нарушение действующего законодательства, ФИО1 просит суд признать расторжение ответчиком договора в одностороннем порядке недействительным.

В судебном заседании истец ФИО1 доводы искового заявления поддержал в полном объёме, просил удовлетворить.

Представитель ответчика ФИО3, действующая на основании доверенности, возражала против удовлетворения исковых требований.

Заслушав лиц, участвующих в деле, изучив представленные по делу доказательства в их совокупности, суд пришёл к следующим выводам.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

Пунктом 1 ст. 421 ГК РФ установлено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Как следует из материалов дела, ДД.ММ.ГГГГ между ФИО1 (Заказчик) и АО «Омскгоргаз» (Исполнитель) заключен договор о подключении (технологическом присоединении) объекта капитального строительства к сети газораспределения №р-22 (л.д. 5-8). Предметом договора являлись работы (услуги) по подключению жилого к сети газораспределения. В свою очередь Заказчик принял на себя обязательство оплатить работы по подключению к газовой сети.

Исполнитель имеет право не осуществлять мероприятия по подключению (технологическому присоединению) в случае нарушения Заявителем сроков оплаты по договору (п. 2.4 Договора).

Согласно п. 4 Договора стоимость работ составила 57297 рублей 90 копеек. При этом, 50 % стоимости Заказчик обязан оплатить в течение 15 дней с момента заключения договора, 50 % в течение 15 дней с момента подписания акта о подключении, актов разграничения ответственности.

Кроме того, п. 4 Договора предусмотрено, что в случае невозвращения Заказчиком подписанного акта о подключении, в установленный договором срок, оплата оставшихся 50 % производится в течение 15 рабочих дней с момента выполнения услуг в полном объёме.

Согласно п. 5.1 Договора стороны несут ответственность за неисполнение и ненадлежащее исполнение обязанностей по договору в соответствии с действующим законодательством.

В случае неисполнения Заявителем мероприятия по подключению Исполнитель вправе отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке и требовать от Заявителя возместить убытки, причиненные таким невыполнением/ненадлежащим исполнением (п. 5.3).

АО «Омскгоргаз» направило ДД.ММ.ГГГГ истцу соглашение о расторжении Договора в одностороннем порядке, в котором предложило ФИО1 рассмотреть, подписать и вернуть соглашение в течение 30 дней, но не позднее ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 3, 4). Основанием для расторжения договора, как установлено в ходе судебного разбирательства, послужило неисполнение истцом обязанности по оплате работ по подключению к сети газораспределения, установленной п. 4 Договора.

Проанализировав содержание договора, суд пришел к выводу, что на правоотношения между истцом и ответчиком, возникшие в результате заключения договора от ДД.ММ.ГГГГ, распространяются положения Гражданского кодекса РФ о подряде (Глава 37).

По договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (ч. 1 ст. 702 ГК РФ).

В силу ст. 719 ГК РФ подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (статья 328). Если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик при наличии обстоятельств, указанных в статье 719 ГК РФ, вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Согласно положениям ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое обусловлено исполнением другой стороной своих обязательств.

В случае непредоставления обязанной стороной предусмотренного договором исполнения обязательства либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

Если предусмотренное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства или отказаться от исполнения в части, соответствующей непредоставленному исполнению (ч. 2).

Ни одна из сторон обязательства, по условиям которого предусмотрено встречное исполнение, не вправе требовать по суду исполнения, не предоставив причитающегося с нее по обязательству другой стороне (ч. 3).

Поскольку доказательств оплаты работ по подключению к сети газораспределения истцом не представлено, суд пришел к выводу о том, что ответчик на законных основаниях реализовал свое право на односторонний отказ от исполнения договора.

Доводы истца о том, что АО «Омскгоргаз» нарушило установленный ч. 2 ст. 452 ГК РФ порядок расторжения договора, суд находит несостоятельными, поскольку ответчик приняв решение о расторжении договора, направил истцу соответствующее соглашение, предоставив ФИО1 срок для его рассмотрения, что по мнению суда, не нарушило прав и законных интересов истца. Доводы ФИО1 о недобросовестности АО «Омскгоргаз», выразившейся в том, что общество не обращалось в суд с исковыми требованиями о расторжении договора и взыскании аванса, суд также признает необоснованными, поскольку обращение в суд право, а не обязанность субъекта правоотношений.

Читайте так же:  Можно ли оформить загранпаспорт в мфц и как это сделать

Таким образом, судом не установлено законных оснований для удовлетворения исковых требований ФИО1

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ:

В удовлетворении искового заявления ФИО1 к Акционерному обществу «Омскгоргаз» о признании расторжения договора в одностороннем порядке недействительным, отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Омский областной суд через Кировский районный суд в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.

Председательствующий: Д.Н. Командыков

Мотивированное решение составлено ДД.ММ.ГГГГ.

Решения судов в категории «О защите прав потребителей -> из договоров в сфере торговли, услуг. -> в сфере коммунальных услуг»

Истец обратилась к ответчику с указанными требованиями, в обоснование которых суду пояснила, что является сособственником квартиры, расположенной по адресу: . Управление общим имуществом жилого дома осуществляется ООО «Управляющая компания «Тополи.

Я.Н.ФИО1 обратился в суд с иском к ООО «УК «Заречье» в вышеизложенной формулировке, в обоснование требования указав, что он является собственником . дд.мм.гггг в квартире произошло затопление, вследствие чего был причинен значительный ущерб. Согла.

ВС РФ разрешил заказчику отказаться от договора технологического присоединения по правилам о договоре возмездного оказания услуг

oleandra / Shutterstock.com

Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 декабря 2017 г. № 305-ЭС17-11195).

Данный подход ВС РФ пояснил тем, что договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору возмездного оказания услуг. Следовательно, к правоотношениям сторон по такому договору применяются, помимо специальных норм, положения гл. 39 Гражданского кодекса, а также общие положения об обязательствах и о договоре. В частности, согласно п. 1 ст. 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Также ВС РФ отметил, что иное толкование положений специального законодательства может привести к тому, что при отсутствии интереса заказчика в строительстве объекта, присоединение которого планировалось произвести к электрической сети ответчика, заказчик лишается возможности прекратить договорные отношения в установленных ГК РФ случаях и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору.

Таким образом, в отношении правовой природы договора технологического присоединения ВС РФ занял позицию, противоположную той, которой ранее придерживался Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. ВАС РФ исходил из того, что договор технологического присоединения – это отдельный, самостоятельный вид договора, который не может быть отнесен ни к договорам возмездного оказания услуг, ни к смешанным договорам, включающим в себя элементы договора возмездного оказания услуг и подряда. И, как указывал ВАС РФ, единственное специальное основание для одностороннего расторжения такого договора – нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Заказчик вправе в одностороннем порядке отказаться от договора техприсоединения к электросетям как от обычного договора возмездного оказания услуг

Заказчик вправе отказаться от договора технологического присоединения к электрическим сетям в одностороннем порядке. Отсутствие в договоре и специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика нет.

Реквизиты судебного акта

ПАО «Московская объединенная электросетевая компания»

ООО «МонолитИнвест» (заказчик, далее — общество) и ПАО «Московская объединенная электросетевая компания» (исполнитель, далее — компания) заключили договор технологического присоединения. По условиям договора исполнитель должен был осуществить мероприятия по технологическому присоединению заказчика к своим электрическим сетям, а заказчик — внести сетевой организации плату за технологическое присоединение.

Плата за технологическое присоединение к сетям исполнителя по индивидуальному проекту утверждена распоряжением Комитета по ценам и тарифам Московской области от 02.12.2013 № 140-Р. Общество перечислило компании аванс — денежные средства в размере около 21 млн руб. в соответствии с графиком платежей.

Спустя десять месяцев компания предложила обществу внести изменения в договор — изменить границы балансовой принадлежности, основной и резервный источники питания, аннулировать ранее прилагаемые к договору присоединения технические условия и согласовать новые условия. В ответ на это общество отказалось от договора технологического присоединения и попросило компанию вернуть перечисленные ей денежные средства. Компания этого делать не стала. В результате общество обратилось в суд с иском к компании о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция судов

Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска. Суд округа данное решение поддержал. Суды исходили из того, что единственным основанием для одностороннего отказа от договора технологического присоединения является нарушение компанией срока технологического присоединения, что в данном случае истцом не доказано. У общества отсутствовало право на одностронний отказ от договора. Следовательно, заключенный сторонами договор технологического присоединения продолжал действовать, и оснований для взыскания неосновательного обогащения и процентов за пользования чужими денежными средствами не возникло.

При этом суды сослались на толкование договора технологического присоединения, данное в постановлении Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010. В данном акте Президиум ВАС РФ рассматривал договор технологического присоединения в качестве самостоятельной договорной конструкции, на которую не распространяются нормы о возмездном оказании услуг, и заключил, что законодательство закрепляет единственное специальное основание для одностороннего расторжения договора технологического присоединения — нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Позиция Верховного Суда

Верховный суд отменил решения нижестоящих судов и передал дело на новое рассмотрение. Он посчитал, что выводы нижестоящих инстанций о наличии установленных законодателем ограничений в реализации права заказчика на одностороннее расторжение договора технологического присоединения (отказ заказчика от его исполнения) сделаны с нарушением норм материального права.

Читайте так же:  Компенсация морального вреда

Договор технологического присоединения является публичным. Сетевая организация при его заключении принимает на себя обязательства по реализации мероприятий, необходимых для осуществления технологического присоединения. В том числе речь идет о разработке и согласовании с системным оператором технических условий, обеспечении готовности объектов электросетевого хозяйства, включая их проектирование, строительство, реконструкцию, к присоединению энергопринимающих устройств и (или) объектов электроэнергетики, урегулированию отношений с третьими лицами в случае необходимости строительства (модернизации) такими лицами принадлежащих им объектов электросетевого хозяйства.

При этом, как правило, построенные и реконструированные объекты электросетевого хозяйства не передаются заказчику. Сетевые организации лишь создают условия для технологического присоединения энергопринимающих устройств заказчика с согласованной категорией надежности к электрической сети сетевой организации и для последующей передачи заказчику электрической энергии с определенными физическими характеристиками.

В свою очередь заказчик вносит сетевой организации плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению, а также разрабатывает проектную документацию в границах своего земельного участка и выполняет технические условия.

Исходя из этого, ВС РФ пришел к выводу, что договор о технологическом присоединении по всем своим существенным условиям соответствует договору о возмездном оказании услуг. Следовательно, к правоотношениям сторон по договору технологического присоединения применяются общие положения об обязательствах и о договорах, а также нормы о договоре возмездного оказания услуг. Таким образом, ВС РФ отказался от подхода, ранее обоснованного ВАС РФ.

Одностронний отказ от исполнения обязательства допускается в случаях, установленных ГК РФ и иными правовыми актами (п. 1 ст. 310 ГК РФ). Нормы ГК РФ о возмездном оказании услуг предоставляют заказчику право отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (п. 1 ст. 782 ГК РФ). Отсутствие в специальных нормативных актах указания на возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора не означает, что такого права у заказчика не имеется.

ВС РФ обратил внимание на парадоксальную ситуацию, которая может возникнуть в случае иного толкования положений специального регулирования: заказчик утратил интерес к строительству объекта, который планировалось присоединить к электрической сети сетевой организации, однако он не сможет прекратить договорные отношения с сетевой организацией и минимизировать свои убытки как в виде платы за технологическое присоединение, так и в виде предусмотренной договором ответственности за неисполнение обязательств по договору.

В обоснование своей позиции ВС РФ также сослался на разъяснения, изложенные в постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах».

В заключение ВС РФ отметил, что истец, исходя из того, что действие договора прекратилось, правомерно просил возвратить ему внесенную часть платы за технологическое присоединение, а также взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами.

Нет условия об одностороннем расторжении: можно ли разорвать договор?

Предпринимателю очень важно в нужный момент прекратить договорные отношения. Расторгнуть договор можно по соглашению сторон. Но если его нет, то уповать остается на возможность одностороннего расторжения договора. Но всегда ли она есть? Поводом разобраться в этом вопросе послужило обращение в редакцию компании, которая столкнулась с подобной проблемой. В договоре, заключенном компанией, не оказалось условия о его одностороннем расторжении по инициативе одной из сторон. Посмотрим, какие варианты разрешения ситуации возможны исходя из Гражданского кодекса.

Нормы Гражданского кодекса о расторжении договора по отдельным видам обязательств сформулированы в соответствии с двумя основополагающими статьями Кодекса о расторжении договора в одностороннем порядке — 310 и 450. Из этих статей следует, что односторонний отказ от исполнения договора не допускается, но в качестве исключения возможность такого отказа может быть предусмотрена законом или договором. В положениях Гражданского кодекса по отдельным видам обязательств предусмотрены случаи одностороннего отказа.

По закону и без суда

Когда в законе говорится об отказе от исполнения договора, значит, речь идет о внесудебном порядке одностороннего расторжения договора. Такие формулировки повторяют положение ст. 310 ГК РФ. В силу же п. 3 ст. 450 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора полностью договор считается расторгнутым.

Отказ от исполнения договора предусмотрен в ГК РФ по многим видам договоров — купли-продажи (п. 1 ст. 463), поставки (п. 3 ст. 509), подряда (п. 2 ст. 715), возмездного оказания услуг (ст. 782).

В одних случаях отказ допустим только при наличии определенных обстоятельств. Например, согласно п. 2 ст. 715 ГК РФ если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончить ее к сроку нереально, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Видео (кликните для воспроизведения).

В других сторонам договора дано право отказаться от исполнения договора, не обосновывая это наличием каких-либо факторов (см., например, ст. 782 ГК РФ).

А немотивированный отказ от исполнения договора аренды возможен только тогда, когда договор заключен на неопределенный срок. В этой ситуации в силу п. 2 ст. 610 ГК РФ каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества — за три месяца. Договор, в котором срок определен, расторгнуть в одностороннем внесудебном порядке, увы, нельзя. Закон этого не предусматривает.

По закону и только в суде

Нормы законодательства, позволяющие расторгнуть договор в одностороннем порядке исключительно по решению суда, прямо указывают на судебный порядок и содержат формулировку «по требованию». Это обусловлено п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому договор может быть изменен или расторгнут по решению суда по требованию одной из сторон.

Соответствующие нормы есть в ГК РФ, например в отношении договоров дарения (п. 2 ст. 578), аренды (ст. 619 и 620).

Случаи, когда договор аренды может быть досрочно расторгнут судом по требованию арендатора, перечислены в ст. 620 ГК РФ: арендодатель не предоставляет имущество в пользование, имущество не пригодно для использования, арендодатель не проводит являющийся его обязанностью капитальный ремонт.

Помимо конкретных случаев, предусмотренных законом, договор может быть расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора одной из сторон (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ). Существенным признается нарушение, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Суды отмечают, что по смыслу ст. 450 ГК РФ решение вопроса о характере нарушения договора относится к судейскому усмотрению. Суд оценивает, является ли нарушение существенным, исходя из обстоятельств каждого конкретного дела (п. 28 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой»).

[3]

Но как быть, например, если в договоре аренды нет условия о его одностороннем расторжении, а основания, предусмотренные ст. 620 и подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ, отсутствуют?

Читайте так же:  Обучение ответственных за выпуск автотранспорта на линию

Есть несколько выходов.

Во-первых, надо рассмотреть возможность применения ст. 451 ГК РФ. В ней предусмотрено, что договор может быть расторгнут судом по требованию заинтересованной стороны при существенном изменении обстоятельств и при одновременном наличии четырех условий, названных в п. 2 этой статьи. Отметим, что доказать их наличие непросто. Один из редких примеров, когда это удалось сделать (правда, арендодателю), — постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.08.2007 по делу № А43-3233/2007-17-51.

Во-вторых, можно использовать основания прекращения обязательства, упомянутые в главе 26 ГК РФ: отступное (ст. 409), новация (ст. 414), невозможность исполнения (ст. 416) и др.

В соответствии с договором

Статья 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ допускают возможность включения в договор по соглашению сторон условие об одностороннем отказе от исполнения договора помимо предусмотренных законодательством. Тем самым стороны могут расширить перечень оснований для одностороннего расторжения.

В названных статьях не предусмотрено, что условие об одностороннем отказе от исполнения договора должно содержать какое-либо обстоятельство (повод, причину) для расторжения. На это обращает внимание Президиум ВАС РФ в постановлении от 09.09.2008 № 5782/08: «Ни статья 310, ни пункт 3 статьи 450 Кодекса не связывают право на односторонний отказ от исполнения договора с наличием каких-либо оснований для такого отказа, предусмотренных законом или соглашением сторон. Для одностороннего отказа от исполнения договора, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, достаточно самого факта указания в законе или соглашении сторон на возможность одностороннего отказа».

Таким образом, включать в договор условие об одностороннем отказе от исполнения договора необходимо. Если такого условия нет, следует выяснить, предусмотрено ли одностороннее расторжение законодательством.

Договорное условие о расторжении: ограничения

В заключение остановимся на одном существенном моменте, касающемся включения в договор условия об одностороннем отказе от его исполнения «по усмотрению сторон». Ошибочно думать, что оно безгранично. Статья 310 ГК РФ требует, чтобы условия договора об одностороннем отказе не противоречили закону или существу обязательства. Важно понимать, что это значит.

Примеры, когда условие договора об одностороннем расторжении суды признали недействительными, встречаются редко. Один из них — постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.98 № 157/98. По договору купли-продажи покупатель уплатил продавцу половину суммы за товар, а после его получения на основании соответствующего условия в договоре уведомил продавца о расторжении договора в одностороннем порядке. Суд решил, что при таких условиях одностороннее расторжение договора невозможно, поскольку продавец полностью исполнил договор. Условие договора о возможности его расторжения в таком случае противоречит ст. 310 ГК РФ, поскольку освобождает покупателя от уплаты половины цены имущества, полученного по договору купли-продажи, в силу чего является ничтожным.

Приведенный случай свидетельствует о том, что условие договора, позволяющее отказаться от исполнения договора той стороне, которая имеет неисполненные обязательства, при том что противная сторона свои договорные обязательства в отношении этой стороны уже выполнила, противоречит закону.

Другим интересным примером может служить Определение ВАС РФ от 01.07.2008 № 8316/08, в котором, сославшись на ст. 310 и п. 1 ст. 523 ГК РФ, судьи пришли к заключению, что условие об одностороннем отказе от исполнения договора поставки безотносительно к каким-либо нарушениям его условий другой стороной противоречит существу обязательства по поставке, поскольку способно повлиять на устойчивость складывающихся между участниками сделки отношений и противоречит требованиям указанных правовых норм.

Такая позиция вступает в противоречие с известной позицией Президиума ВАС РФ (сформулированной позже).

Добавим, что из п. 1 ст. 523 ГК РФ не следует, что односторонний отказ от исполнения договора поставки допускается только в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Эта статья не исключает права сторон предусмотреть в договоре условие об одностороннем отказе по своему усмотрению. Положения ст. 310 и п. 3 ст. 450 ГК РФ применяются к каждому виду обязательств. И для их применения не требуется, чтобы в статьях о конкретном виде договора было указано на возможность включать в договор условие об одностороннем отказе от исполнения договора.

Договор присоединения. Что делать с навязанными условиями

Что убедит суд квалифицировать договор по статье 428 ГК?

Обременительные условия соглашения дают основание применить к нему положения о договоре присоединения. Суды выделяют четыре условия, которые говорят о несправедливости договора.

Одностороннее расторжение договора или изменение его условия.

Иногда в договоре встречается такое условие: присоединившаяся сторона не вправе изменить или расторгнуть договор, даже когда сильная сторона односторонне изменила существенные условия. Это также обременительное положение.

Суды часто применяют нормы о договоре присоединения в случае нарушения баланса интересов. Например, когда оспаривается право кредитора в одностороннем порядке изменять согласованные сторонами существенные условия кредитного договора. Или в случае, когда в договоре отсутствовало право заемщика, который не согласен с изменением условий кредитования, без согласия кредитора досрочно возвратить кредит на прежних условиях и тем самым прекратить договорные отношения.

Исключение или ограничение ответственности.

Также бывают случаи, когда в договоре указывают явно завышенный размер санкций для присоединившейся стороны, если она досрочно прекратит договорные отношения. Например, обязанность при одностороннем отказе уплатить сумму, которая явно несоразмерна потерям контрагента от расторжения договора.

Недобросовестные контрагенты пытаются прописать неустойку, которую они смогут получить со всей суммы контракта даже в тех случаях, когда вторая сторона уже исполнила часть обязательств надлежащим образом. Такое условие создает необоснованное преимущество кредитору.

В одном деле суд отметил, что при расчете неустойки за нарушение сроков подряда нужно исходить из неисполненной части работ. Три инстанции указали, что не имеет значения, что стороны договорились начислять проценты на всю сумму контракта. Недопустимо превращать неустойку в способ обогащения кредитора.

Читайте так же:  Свидетельство о государственной регистрации проверить по номеру

Возложение на присоединившуюся сторону дополнительных расходов.

Самый распространенный пример, когда одна сторона возлагает на присоединившуюся сторону дополнительные расходы, — это взимание банком с заемщика комиссии за открытие ссудного счета. Суды указывают, что это говорит о неправомерном переложении банком на клиента бремени по оплате расходов, которые связаны с предоставлением кредита.

Препятствие реализации прав присоединившейся стороны.

В одном деле кассация признала недействительным условие кредитного договора, по которому заемщик был обязан получать письменное согласие кредитора на заключение договоров займа, поручительства и иных обеспечительных договоров с другими кредиторами.

Какие условия договора не оспариваются?

Суд откажет стороне в защите ее прав по статье 428 ГК, если на рынке были иные контрагенты, которые предлагали более выгодные условия, существовала реальная возможность провести переговоры , либо у обеих сторон договора был высокий уровень профессионализма в соответствующей сфере.

Практика определила три условия, которые присоединившаяся сторона не может оспаривать, поскольку правила статьи 428 ГК к ним не применяются.

Цена договора.

Суд не контролирует цену договора, так как любой контрагент в состоянии самостоятельно адекватно ее оценить. Это правило не распространяется на условия, которые злонамеренно запутала сторона, которая разрабатывала договор. Например, Верховный суд отметил, что отсутствие в расчете полной стоимости кредита платы за подключение страховых услуг лишает заемщика возможности сделать правильный выбор.

Предмет договора.

Суды считают, что если заинтересованная сторона не согласна с условием о предмете договора, то просто не будет заключать его.

Воспроизведение императивных норм правовых актов.

Если типовые условия закреплены в правовом акте, ссылка на статью 428 ГК неприменима. Остается только обжаловать сам правовой акт.

Как защищаться в суде?

Если договор присоединения нарушает ваши права, предъявите иск о расторжении или изменении договора. В последнем случае предложите суду свою редакцию оспариваемого условия. Если суд расторгнет договор, он будет считаться недействующим с момента заключения. При изменении условий договор признается действовавшим в измененной редакции с момента заключения.

Укажите, что недопустимо применять несправедливые договорные условия по статье 10 ГК, либо заявите о ничтожности таких условий в соответствии со статьей 169 ГК.

Присоединившаяся сторона должна доказывать, что не могла повлиять на договорные условия. Но в судебной практике встречаются и другие подходы. Например, суд указал, что если присоединившаяся сторона оспаривает условия кредитного договора о страховании, то именно банк должен доказывать, что индивидуально обсуждал их с заемщиком.

Допустим ли отказ от договора технологического присоединения?

С вопросами, сопровождающими заключение и последующее исполнение договоров технологического присоединения потребители энергии сталкиваются ежедневно. Важное значение в защите ими своих прав играет возможность одностороннего отказа от данного договора. Но насколько возможен данный отказ с точки зрения действующего законодательства?

Проблема определения правовой природы договора технологического присоединения неоднократно вставала перед российскими судами, в том числе на уровне высших инстанций. Несмотря на значительный объем правоприменительной практики по вопросу одностороннего отказа от договора технологического присоединения, ее все еще нельзя назвать однозначной.

Если ранее судебная практика исключала возможность наличия в спорных договорных правоотношениях элементов договоров возмездного оказания услуг и подряда, определяя правовую природу договора как договора технологического присоединения, то правовая позиция Верховного суда РФ, изложенная в определении от 25.12.2017 № 305-ЭС17-11195, позволяет говорить об изменении позиции судов по этому вопросу.

Рассмотрим данный вопрос на примере двух судебных прецедентов:

Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) от 10.07.2012 г. № 2551/12: у заказчика отсутствует право на одностороннее расторжение договора технологического присоединения

ООО обратилось в Арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании неосновательного обогащения в размере 18 600 000. В качестве третьего лица к разбирательству привлечена управляющая компания (далее-УК).

УК и ЗАО заключили договор на подключение к объекту теплоэнергетики. Договор предусматривал обязанность УК получить у ЗАО технические условия (далее-ТУ) на подключение своих электро- и теплосетей к МиниТЭС, а также выполнить мероприятия по созданию сетей, оплатить подключение, в последующем заключить договоры на тепло- и энергоснабжение с ЗАО на условиях, определенных договором. ЗАО обязалось подключить сети УК к МиниТЭС, заключить договоры снабжения электрической и тепловой энергией с УК.

В договоре стороны закрепили условие о том, что он не может быть расторгнут в одностороннем порядке. Также было определено, что частичная или полная передача прав и обязанностей по договору третьим лицам одной стороной, возможна только с согласия другой стороны. После подписания договора УК перевела на счет ЗАО аванс.

Через некоторое время УК направила ЗАО извещение об отказе от исполнения договора на основании пункта 1 статьи 782 ГК РФ. В ответ ЗАО направило возражения.

Впоследствии УК заключила договор уступки права требования с ООО, в силу которого к ООО перешли все права и обязанности УК из договора на технологическое присоединение, в том числе право требования возврата денежных средств в случае отказа от договора. Для возврата уплаченного аванса ООО обратилось в арбитражный суд с иском об истребовании неосновательного обогащения.

Решением суда первой инстанции иск ООО был удовлетворен. Суд определил правовую природу договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и исходил из того, что право на расторжение договора имеется у УК согласно пункту 1 статьи 782 ГК РФ, а задолженность ЗАО подтверждена. Уступка права требования также правомерна, УК имела такое право на основании статьи 382 ГК РФ.

Однако апелляционная инстанция решение суда отменила и в удовлетворении иска ООО отказала по следующим основаниям. Договор, заключенный между УК и ЗАО, суд определил как смешанный, содержащий элементы как договора подряда, так и договора оказания услуг. Также судом указывалось, что в силу запрета на одностороннее расторжение, установленного в договоре, и согласно статье 450 ГК РФ обязательство сторон не прекратилось; оснований предъявления требований к ЗАО не имеется. Также суд признал договор между УК и ООО ничтожной сделкой.

Кассационная инстанция отменила решение апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции. Суд установил, что с момента заключения договора у УК и ЗАО возникли правоотношения по поводу возмездного оказания услуг. Следовательно, к таким договорам применяются положения главы 39 ГК РФ. Поскольку право на односторонний отказ от исполнения договора предусмотрено статьей 782 ГК РФ, оно не может ограничиваться соглашением сторон.

Читайте так же:  Правила разработки или корректировки проведения необходимых экспертиз

Далее спор был передан на рассмотрение в ВАС РФ. В решении по делу Президиум ВАС указал, что договоры на технологическое присоединение – это особая группа договоров. Поскольку соглашение между УК и ЗАО не является договором возмездного оказания услуг, правоотношения, возникшие из договора, не регулируется главой 39 ГК РФ. В соответствии с пп. «в» п. 16 Правил от 27.12.2004 № 861 в качестве единственного основания расторжения договора технологического присоединения заявителем указывается на нарушение сетевой организацией сроков технологического присоединения. Следовательно, сторона не вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Соглашение, заключенное между УК и ООО, признано судом действительным. Однако, в силу того, что указанные обстоятельства не влияют на разрешение спора по существу постановлением ВАС РФ судебный акт апелляционной инстанции оставлен без изменения.

Определение Верховного Суда РФ (ВС РФ) от 25.12.2017 г. N 305-ЭС17-11195: у заказчика есть право на отказ от договора в одностороннем порядке

ООО обратилось в суд с иском к ПАО о взыскании 20 784 008 рублей неосновательного обогащения, а также более 1 000 000 рублей процентов.

ПАО и ООО заключили договор технологического присоединения, по условиям которого ПАО должно осуществить мероприятия по технологическому присоединению ООО к своим электрическим сетям, а ООО должно внести соответствующую плату за технологическое присоединение.

[2]

ООО перечислило ПАО аванс, а через несколько месяцев ПАО предложило второй стороне изменить условия договора: аннулировать ранее принятые ТУ, изменить границы балансовой принадлежности, источники питания, и договориться о новых условиях договора. В ответ на такие действия партнера ООО отказалось от исполнения договора и попросило о возврате ранее уплаченных денежных средств.

После отказа ПАО вернуть денежные средства, ООО обратилось в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими средствами.

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении иска

С таким решением согласился и суд округа. Было указано, что единственным допустимым основанием для одностороннего отказа от заключенного сторонами договора является нарушение срока технологического присоединения. Истец нарушения такого срока не доказал, соответственно, и право на односторонний отказ от договора у него не возникло.

Суды установили, что договор между ООО и ПАО продолжает действовать, следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения исковых требований. В обоснование позиции суды сослались на постановление Президиума ВАС РФ от 10.07.2012 № 2551/12 по делу № А56-66569/2010.

Дело было передано на рассмотрение в ВС РФ, который отменил решения судов нижестоящих инстанций и указал, что их выводы ошибочны. ВС РФ разъяснил, что договор о технологическом присоединении соответствует договору о возмездном оказании услуг по всем своим существенным характеристикам. Соответственно, к правоотношениям сторон по таким типам договоров применяются нормы о договоре возмездного оказания услуг.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего: рассматриваемый вид соглашений относится к публичным договорам. Сетевая организация при его заключении обязуется реализовать необходимые для осуществления технологического присоединения мероприятия (разработка и согласование ТУ, проектирование и обеспечение готовности объектов электросетевого хозяйства (включая их проектирование, строительство, реконструкцию) к присоединению энергопринимающих устройств и т.д.). В большинстве случаев построенные и реконструированные электросетевые объекты заказчику не передаются. Сетевые компании только создают условия для присоединения устройств заказчика к электросети сетевой организации, для предстоящей передачи заказчику электроэнергии.

В свою очередь, на заказчика возлагается обязанность внести плату по договору об осуществлении технологического присоединения с возможным условием об оплате выполнения отдельных мероприятий по технологическому присоединению. Заказчик также выполняет ТУ и разрабатывает проектную документацию.

В решении суд указал, что к договору о технологическом присоединении кроме специальных норм применимы и общие положения о договоре и обязательствах, а также положения главы 30 ГК РФ. Следовательно, заказчик имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора, если исполнителю оплачены фактически понесенные им расходы. Также суд отметил, что даже если в специальных нормативных актах не предусмотрена возможность немотивированного одностороннего отказа от исполнения договора, это не означает, что у заказчика такое право отсутствует. ВС РФ решил, что истец правомерно просил вернуть ему сумму аванса за технологическое присоединение и взыскать проценты.

Таким образом, ВС РФ при толковании правовой природы договора технологического присоединения избрал позицию, полностью противоположную позиции ВАС РФ.

Полагаем, что в настоящее время суды должны придерживаться той судебной позиции, которая является более свежей. По сути, данная позиция расширяет спектр средств правовой защиты заявителей (потребителей энергии) и позволяет им более эффективно добиваться восстановления своего нарушенного права.

Видео (кликните для воспроизведения).

Старший юрисконсульт
ООО «Центр правового обслуживания»
Черменин Евгений Павлович

Источники


  1. Марат, Ж.П. План уголовного законодательства; Иностранной литературы, 2012. — 152 c.

  2. Бурлаков, С. А. Крупные сделки юридических лиц. Правовое регулирование / С.А. Бурлаков. — М.: Инфотропик Медиа, 2013. — 224 c.

  3. Чайковская, Ольга Закон и человеческое сердце / Ольга Чайковская. — М.: Московский рабочий, 2016. — 152 c.
  4. Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (постатейный); Юркомпани — М., 2012. — 520 c.
  5. Харин, Г. М. Краткий курс судебной медицины / Г.М. Харин. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. — 304 c.
Расторжение договора присоединения в одностороннем порядке
Оценка 5 проголосовавших: 1

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here