Признание сделок недействительными в процедуре банкротства

Полезная информация на тему: "Признание сделок недействительными в процедуре банкротства", собранная из сети и предоставленная в удобном для чтения виде. По всем вопросам - обращайтесь к дежурному юристу.

Публикации

Владимир Клименко, юрист коллегии адвокатов «Юков и Партнеры»

Гражданское законодательство предусматривает возможность заинтересованных лиц оспорить подозрительные сделки компании-должника, совершенные в течение полугода-года до принятия судом заявления о ее банкротстве, а также после принятия такого заявления.

Новое постановление Пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ от 30 июля 2013 года № 59, опубликованное на днях на сайте суда, призвано дать ответы на наиболее важные вопросы, связанные с применением судами главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и носившего вводный характер постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Практика показала, что суды зачастую не уделяют должного внимания исследованию всех существенных обстоятельств дела, что сказывается на интересах добросовестной стороны – контрагента по сделке (далее также – кредитор) в случае признания сделки недействительной. По замыслу разработчиков, постановление Пленума № 59 должно обеспечить таких лиц необходимой защитой.

Поскольку мотивами отказа судов при оспаривании сделок должника по основаниям ст. 61.2, ст. 61.3 Закона о банкротстве, как правило, является отсутствие доказательств осведомленности контрагента о признаках неплатежеспособности должника (п. 2 ст. 61.2, п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) либо признание оспариваемой сделки совершенной в обычной хозяйственной деятельности должника (п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве), в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 основное внимание сосредоточено именно на применении судами данных норм права.

Осведомленность кредитора о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника

Сделка с предпочтением, совершенная должником в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной «если установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества» (п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Исходя из разъяснений, данных в пунктах 9, 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63, неосведомленность о тяжелом финансовом состоянии должника (о признаках неплатежеспособности, недостаточности имущества) указывает на добросовестность кредитора.

С момента принятия главы III.1 Закона о банкротстве в судебной практике не существовало единообразного подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора.

В пп. «а» п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 предлагается возложить бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением (п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве). В частности, формулировку п. 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 о том, что при оспаривании сделки должна быть «установлена» неосведомленность кредитора (воспроизводит соответствующую норму из Закона о банкротстве), постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 заменяет на «оспаривающим сделку лицом доказано».

К числу фактов, свидетельствующих в пользу знания кредитора о признаках неплатежеспособности должника, первоначальный проект постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 59 относил:

широкое распространение в средствах массовой информации (в том числе в сети Интернет) сведений о неплатежеспособности должника;

— неоднократное обращение должника к кредитору с просьбой об отсрочке долга по причине невозможности уплаты его в изначально установленный срок;
— известное кредитору длительное наличие картотеки по банковскому счету должника (в том числе скрытой);
— снижение рейтинговыми агентствами рейтинга должника до дефолтного уровня и публичное раскрытие ими этого факта;
знание кредитора о том, что должник подал заявление о признании себя банкротом.

В ходе обсуждения первоначального проекта постановления на заседании Президиума ВАС РФ, состоявшемся 10 июля 2013 года, состав фактов, указывающих на осведомленность кредитора, был изменен. В итоге из окончательной редакции постановления Пленума были исключены такие обстоятельства, как широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга.

[3]

Указанный пункт постановления также предусматривает, что «получение кредитором платежа в ходе исполнительного производства, или со значительной просрочкой, или от третьего лица за должника, или после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом не означает само по себе, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника».

Касательно, официальной информации, размещенной на сайте ВАС РФ, в постановлении отмечено, что «само по себе размещение на сайте ВАС РФ в картотеке арбитражных дел информации о возбуждении дела о банкротстве должника не означает, что все кредиторы должны знать об этом» (п. 4 постановления № 59). Использованная формулировка, позволяет сделать вывод о том, что размещение каких-либо сведений в официальной картотеке арбитражных дел (в том числе, о предъявлении к должнику исков о взыскании задолженности, о вступивших в законную силу решениях о взыскании задолженности с должника) не указывает на то, что кредитору «должно было быть известно» о таком размещении, следовательно, и о возможных признаках неплатежеспособности.

Представляется, что применяемый разработчиками в этом постановлении оборот «само по себе» не означает, что кредитор, осведомленный, помимо наличия просроченной перед ним задолженности, о других обстоятельствах, свидетельствующих о финансовых затруднениях должника (не исключая широкое распространение сведений в СМИ, информацию об иных фактах неисполнения должником в срок своих обязательств перед другими кредиторами, публикуемую в открытых источниках), признается добросовестным, поскольку судом должны оцениваться все собранные по делу доказательства в совокупности. В пункте 4 постановления № 59 приведены наиболее очевидные обстоятельства, указывающие на осведомленность кредитора, что совершенно не означает, что судом не должны оцениваться иные факты, в том числе, широкое распространение в СМИ, снижение рейтинга, информация на сайте ВАС РФ.

На защиту добросовестных банков-кредиторов и налоговых органов направлен п. 5 постановления, предусматривающий, что одного лишь факта того, что другая сторона сделки является кредитной организацией или налоговым органом, не достаточно для вывода о его осведомленности о признаках неплатежеспособности должника. Предоставление доказательств недобросовестности кредитной организации, как и в пункте 4 постановления, возложено на оспаривающую сделку лицо. На осведомленность кредитной организации или налогового органа может указывать отчетность должника, заметно свидетельствующая о признаках его неплатежеспособности.

Обычная хозяйственная деятельность

Другим эффективным «барьером» при признании недействительными сделок должника, совершенных с предпочтением, является п. 2 ст. 61.4 закона о банкротстве, который не позволяет оспаривать сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершенные в обычной хозяйственной деятельности должника, если стоимость такой сделки ниже одного процента стоимости его активов.
В постановлении Пленума ВАС РФ № 59 предпринята попытка конкретизации сделок, подпадающих под ограничение, установленное п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, а также приведены некоторые критерии отнесения сделок к выходящим за рамки такой деятельности.

Читайте так же:  Правила увольнения по собственному желанию без отработки

В частности, пунктом 6 постановления предлагается относить к сделками, совершенным в обычной хозяйственной деятельности, сделки по возврату кредита. К «необычным» сделкам в проекте отнесены: платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, не обоснованный разумными причинами досрочный возврат кредита.

Применительно к банкротству банков, в пункте 16 постановления № 59 предлагается дополнить постановление № 63 пунктом 35.3, который возлагает на конкурсного управляющего банка обязанность по доказыванию того, что такие сделки, как (1) списание кредитной организацией денежных средств со счета клиента, в счет погашения задолженности клиента перед кредитной организацией (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента), (2) перечисление кредитной организацией денежных средств со счета клиента на счет этого же или другого лица в другой кредитной организации, выходят за рамки обычной хозяйственной деятельности кредитной организации.

Такими доказательствами могут, в том числе, являться сведения о наличии, на момент совершения оспариваемой сделки картотеки неисполненных платежных поручений или совершение сделки в обход других, ожидающих исполнения распоряжений клиентов, перевод клиентом средств со вклада досрочно с потерей значительной суммы.

Другие вопросы при оспаривании сделок должника

В ходе применения судами положений главы III.1 Закона о банкротстве, сложилась определенная практика по другим существенным вопросам, которая нашла свое отражение в постановлении Пленума ВАС РФ № 59.

В частности, в п. 3 постановления закреплено положение согласно которому, суду следует применять то правовое основание недействительности сделки (статью 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве), которое фактически доказано истцом, а не то на которое он ошибочно может ссылаться: «например, пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве вместо статьи 61.3, или наоборот».

Важным моментом является закрепление в постановлении Пленума применяемого судами подхода по расчету госпошлины: «при оспаривании нескольких платежей по одному и тому же обязательству или по одному и тому же исполнительному листу (если требования об их оспаривании соединены в одном заявлении или суд объединил эти требования в соответствии со статьей 130 АПК РФ) государственная пошлина рассчитывается однократно как по одному требованию» (п. 10 постановления № 59).

Выше отмечалось, что неосведомленность кредитора о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника наравне с признанием оспариваемой сделки совершенной в рамках обычной хозяйственной деятельности, по сути, являются единственными реальными механизмами воспрепятствования оспариванию сделок с предпочтением. О том, насколько эффективными окажутся предлагаемые в новом постановлении Пленума ВАС РФ способы защиты добросовестных контрагентов, можно будет судить только после формирования судебной практики его применения.

ВС объяснил, когда при банкротстве надо оценивать всю цепочку сделок

АСВ обвинило обанкротившийся «Национальный банк развития бизнеса» в выводе активов. Три инстанции разбираться в многочисленных «уликах» конкурсного управляющего не стали. Экономколлегия Верховного суда осталась этим недовольна и подробно рассказала почему.

Экономическая коллегия Верховного суда РФ опубликовала полную версию определения по делу о банкротстве ОАО «Национальный банк развития бизнеса», где затрагивались проблема финансовых схем и притворности сделок (№ А40-76551/2014). «Это определение выступает очередным примером, ориентирующим нижестоящие суды на необходимость всесторонней оценки обстоятельств обособленного спора об оспаривании сделок должника в деле о банкротстве и недопустимость сугубо формального подхода к доводам сторон», – комментирует Роман Зайцев, партнер Dentons.

[1]

Роман Зайцев, партнер Dentons: «В определении ВС отражен целый ряд выводов по вопросам применения норм как материального, так и процессуального права, которые облегчают задачу защиты прав кредиторов, пострадавших от недобросовестных действий должника в преддверии банкротства.

Фабула спора, или путешествия 82 млн руб.

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) как конкурсный управляющий оспорила в суде продажу банком помещений в центре Москвы (ул. Красная Пресня, д. 28, площадь 471,5 кв. м). Эту недвижимость банк продал Магомеду Заглиеву незадолго до банкротства – 24 сентября 2013 года. Цена сделки была 82,2 млн руб. При этом оплата недвижимости произошла не сразу (хотя в договоре было написано обратное), а лишь спустя полгода, за полтора месяца до банкротства – 7 марта 2014-го (правда, еще до этого Заглиев перепродал помещения другим лицам в долевую собственность).

По мнению АСВ, банк передал имущество безвозмездно. Это, как объясняло агентство, подтверждают ряд банковских операций и сделка купли-продажи векселей, совершенные до оплаты по договору по продаже помещений и в один день — 7 марта 2014 года. Их АСВ также просило признать недействительными. Банк таким образом вывел имущество, а деньги, заплаченные Заглиевым за недвижимость, являются средствами самой кредитной организации, уверены были в АСВ.

Все эти договоры и операции являются взаимосвязанными – прикрывают единую сделку по выводу активов в преддверии банкротства, резюмировало АСВ. Но три инстанции это не убедило: в иске агентству было полностью отказано. Оплата за помещения была, а спорные банковские операции права кредитной организации никак не затрагивают, мотивировали свое решение суды. Кроме того, на их взгляд, истек годичный срок исковой давности (для признания оспоримой сделки недействительной – п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса). Разбираться же подробно в предполагаемой «схеме» суды не стали. И напрасно. Дело по жалобе АСВ дошло до Верховного суда, и экономколлегия ВС (Иван Разумов, Ирина Букина и Сергей Самуйлов) отправила его на новый круг.

Срок давности

Прикрываемая сделка (по выводу активов) оспорена АСВ по сути по основаниям п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве – как сделка, совершенная в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов банка, в первую очередь отмечается в определении ВС. Следовательно, течение срока исковой давности началось с того момента, когда АСВ узнало или реально имело возможность узнать не только о самом факте совершения спорных сделок и банковских операций, но и о том, что они являются взаимосвязанными, притворными и в действительности совершены во вред кредиторам (ст. 61.9 Закона о банкротстве). Обстоятельств, когда агентство узнало обо всем этом, суды не устанавливали, а значит, сделали преждевременный вывод об истечении срока давности, указала экономколлегия.

Как доказывало в судах агентство, при купле-продаже ценных бумаг стороны не намеревались использовать их в качестве отчуждаемого объекта. Банку были вручены неликвидные векселя без индоссаментов, ссылалось АСВ. А согласно ГК простое вручение векселей без совершения на них передаточных надписей не могло повлечь за собой перехода к банку прав по ценными бумагами.

Суды этим доводам надлежащей оценки не дали. Они решили, что неликвидность ценных бумаг не доказана. По их мнению, это может подтверждаться исключительно бухгалтерскими документами – балансом, отчетом о прибыли и убытках векселедателя. А вот ответы компетентных органов о непредоставлении векселедателями отчетности (о предоставлении отчетности с нулевыми данными) не свидетельствуют, на их взгляд, об отсутствии активов. Судьи ВС с этим не согласились.

Читайте так же:  Ответственность за несвоевременное перечисление страховых взносов

Нижестоящим судам «надлежало оценить в совокупности представленные агентством документы, включая сведения компетентных государственных органов, определив, какая именно информация этими сведениями подтверждена, а также акты об отсутствии векселедателей по месту их нахождения, указанному в ЕГРЮЛ, и иные документы, установив реальность истребования вексельного долга у организаций, место нахождения которых неизвестно и которые не представляют отчетность (либо представляют отчетность с нулевыми данными)», говорится в определении ВС.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Арбитражного процессуального кодекса участвующие в деле лица несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий, напомнила экономколлегия.

Исходя из этого судам следовало оценить и поведение процессуальных оппонентов агентства, по сути, отказавшихся от опровержения косвенных доказательств неликвидности ценных бумаг.

Бремя доказывания

Плохо проанализировали суды и доводы АСВ непосредственно о самой сделке купли-продажи недвижимости. Указание в договоре о совершенных расчетах, которых на самом деле не было; предоставление в регистрирующий орган договора без дополнительного соглашения к нему о рассрочке платежа для Заглиева (это позволило избежать регистрации ипотеки в пользу банка) – все эти ссылки АСВ суды проигнорировали.

Более того, остался без внимания и довод агентства о том, что конечным бенефициаром общества «Агросервис», участвовавшего в цепочке денежных переводов, был Антон Суслонов – заместитель председателя правления банка. Именно он как исполняющий обязанности председателя правления подписал адресованное регистрирующему органу письмо о том, что заключенный с Заглиевым договор купли-продажи недвижимости не является для банка крупной сделкой и сделкой с заинтересованностью.

Суды все это проверять не стали. Однако, если все эти обстоятельства будут доказаны, то это значит, что спорные сделки были совершены в условиях потенциального конфликта интересов: за недвижимость, переданную банком, Заглиев рассчитался средствами, полученными от компании, контролируемой менеджером банка, которая в свою очередь получила их от банка за неликвидные векселя без индоссаментов. Это переносило на процессуальных оппонентов АСВ бремя доказывания, говорится в определении ВС: именно им нужно обосновать то, что цепочка сделок основана на реальных хозяйственных отношениях, подтвердить действительное исполнение существующих обязательств (ст. 65 АПК).

Мнение юристов

Крайне важной представляется поддержка ВС доводов о возможности квалификации комплекса сделок купли-продажи имущества и ценных бумаг, а также ряда банковских операций в качестве взаимосвязанных недействительных сделок, прикрывающих единую сделку по выводу активов банка, считает Зайцев. «Нередко только при таком подходе оспаривание сделки и защита прав кредиторов будут возможны», – говорит он. Для практики большое значение имеет указание коллегии на необходимость оценивать всю цепочку взаимосвязанных сделок, уверен и Роман Маловицкий, советник АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». По его словам, ранее эта позиция также прослеживалась в актах ВС, однако на практике суды по-прежнему были склонны рассматривать сделки по отдельности.

Важную роль, по мнению юристов, могут сыграть и выводы экономколлегии относительно применения положений процессуального закона о доказывании – возложении бремени доказывания экономического смыла совершенных сделок на ответчиков. «Из текста следует, что это связано в первую очередь с имеющимся конфликтом интересов зампредправления банка, владеющего долей в одном из участников сделок и совершавшего юридически значимые действия от имени банка, – поясняет Маловицкий. – Тем не менее, на мой взгляд, эта позиция может в дальнейшем применяться и в других случаях, когда есть признаки недобросовестного поведения контрагентов».

Оспаривание сделок при банкротстве физического лица

Сделки, совершенные за 3 года до банкротства, могут быть оспорены (отменены)!

Многие воспринимают этот факт без словосочетания «могут быть» и отказываются от банкротства лишь потому, что 2 года назад продали автомобиль. На самом деле, оспорить («аннулировать») сделку в процедуре банкротства физического лица не так-то просто, особенно, если сделка совершена более года назад. Дочитав статью до конца, Вы узнаете, как и какие сделки могут быть оспорены в банкротстве, а также сможете самостоятельно оценить собственные сделки на предмет оспоримости.

Уважаемые читатели, в одной статье не получится разобрать все нюансы оспаривания сделок при банкротстве. Мы постарались привести и разобрать наиболее распространенные ситуации. Если «на кону» дорогостоящее имущество, то лучше доверить анализ Ваших сделок и защиту Вашего имущества профессионалам! К сожалению, зачастую, люди обращаются к нам слишком поздно. Например, когда уже сделку оспорил суд первой инстанции, и помочь в этой ситуации довольно-таки сложно. Своевременное участие профессиональных юристов компании «Долгам.НЕТ» позволит Вам и покупателям Вашего имущества «оставить все на своих местах». Стоимость наших услуг несоизмеримо меньше суммы потерь от возможного оспаривания сделок. Не надейтесь «на авось», звоните и получите консультацию по телефону: 8-800-333-89-13.

Отмена сделок при банкротстве физических лиц

В процедуре банкротства физического лица финансовый управляющий или кредиторы могут оспорить сделки должника, совершенные за три года до принятия судом заявления о признании банкротом. Поэтому, зная о наличии каких-либо сделок с недвижимостью, автотранспортом, банк может инициировать Ваше банкротство самостоятельно, чтобы получить возможность их оспорить. Оспаривание сделок входит в непосредственные обязанности финансового управляющего в деле о банкротстве, поэтому если он работает за счет кредитора, то наверняка будет более настойчив, чем если бы его услуги оплачивали Вы. Как говорится, «кто платит, тот и заказывает музыку».

Кроме того, у финансового управляющего или у кредиторов есть возможность признать недействительными сделки, совершенные после 1 сентября 2010 года (за период более 3-х лет) на основании общих норм Гражданского кодекса РФ (ст. 10 и ст. 168 ГК РФ). Сделки за 3-х летним периодом по общим нормам ГК РФ в процедурах банкротства физического лица оспариваются не часто и при условии, что:

  • На момент совершения сделки должник знал о наличии долга и невозможности его оплатить;
  • Налицо злоупотребление правами со стороны должника (в короткий промежуток времени отчуждается всё ликвидное имущество, за счет которого долги перед кредиторами могли бы быть погашены).

Кредитор, или финансовый управляющий должен доказать, что сделка совершена с единственной целью — причинить вред кредиторам. Что, как Вы понимаете, довольно-таки сложно. Примером таких сделок являются:

  • дарение, продажа по заниженной стоимости объекта собственности заинтересованному лицу (близкому родственнику) при наличии признаков неплатежеспособности (например, наличие просрочек по кредитам);
  • дарение, продажа имущества после вынесения решения суда о взыскании с Вас задолженности с целью избежать обращения взыскания на данное имущество.
Видео (кликните для воспроизведения).

На практике, указанные общие нормы Гражданского кодекса применяются при банкротстве физических лиц, задолжавших десятки, сотни миллионов рублей.

Читайте так же:  От какой суммы ущерба наступает уголовная ответственность

Чем больше времени с момента совершения сделки прошло, тем меньше шансов ее оспорить:

  • второй стороной сделки выступал близкий родственник или иное лицо, знавшее о том, что сделка совершается с целью причинить вред кредиторам;
  • должник на момент совершения сделки отвечал признакам неплатежеспособности (например, имелась просрочка по кредитам, неоплаченный в срок налог) или недостаточности имущества (стоимость имущества на момент сделки была меньше суммы обязательств);
  • в результате сделки был причинен вред кредиторам (вред кредиторам наносят сделки, совершенные по «заниженным ценам», договора дарения и т.п. сделки, которые привели к ухудшению материального положения должника);
  • если проданное (подаренное) имущество не входит в перечень «неприкосновенного имущества».

Бремя доказывания этих условий лежит на заявителе: финансовом управляющем или кредиторе.

Сделки с единственным жильем

Сделки должника с жильем, являющимся единственным пригодным для его проживания, не причиняют вреда кредиторам, т.к. не могут быть реализованы в рамках исполнительного производства или в процедуре реализации имущества в деле о банкротстве физических лиц. Однако, несмотря на это, на практике часто такие сделки оспариваются судами в процедурах банкротства. Смысл «разворота» таких сделок не понятен, т.к. в результате все равно вернувшееся единственное жилье в рамках процедуры банкротства не реализуется на основании статьи 446 ГПК РФ.

Пример 1. Должник продал маме дачу 1,5 года назад (после 1 октября 2015 года), у него же осталось единственное жилье — квартира. Первые просрочки у должника начались 2 года назад, и просрочка платежа начала носить регулярный характер. Должник или его кредитор подали заявление о признании его банкротом.

Финансовый управляющий имеет реальные шансы оспорить сделку по продаже дачи. Единственное, что нужно будет доказать в этом случае для оспаривания сделки — это наличие вреда кредиторам. Для этого будет исследоваться: рыночность цены сделки, реальность расчетов по сделке, дальнейшая судьба полученных должником денежных средств.

Пример 2. Должник имел 2 квартиры, одну подарил 2 года назад своему отцу. Кредиты взял уже после совершения сделки и лишь три месяца назад лишился работы и, как следствие, перестал оплачивать кредиты. Обратился в суд о признании его банкротом.

Финансовый управляющий и кредиторы не смогут оспорить сделку по дарению квартиры, т.к. на момент совершения сделки отсутствовали какие-либо обязательства перед кредиторами.

Пример 3. Должник за 8 месяцев до подачи заявления о признании себя банкротом продал свою трехкомнатную квартиру в центре Москвы за 1 000 000 рублей (цены на недвижимость в центре Москвы мы приводить не будем, но и так понятно, что один миллион – это сильно заниженная цена для трешки в центре Москвы). В банкротстве эта сделка может быть оспорена финансовым управляющим.

Именно для оценки финансовым управляющим возможности оспаривания сделок при подаче заявления о признании банкротом в перечень прилагаемых к нему документов входят копии документов о совершавшихся в течение 3-х лет сделках с недвижимостью, ценными бумагами, транспортными средствами и иных сделках на сумму свыше 300 000 рублей.

Даже если должник скрыл информацию о сделках, совершенных в 3-х летний период, финансовый управляющий узнает об этом. Ведь финансовый управляющий в обязательном порядке запрашивает сведения об имуществе и сделках должника в Россреестре, ГИБДД, ГИМС, Гостехнадзоре, ФНС и т.д.

Какие сделки оспариваются

  • брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
  • уплата налогов и сборов;
  • действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение;
  • перечисление другому кредитору в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника;
  • банковские операции, в том числе списание банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами;
  • выплата заработной платы, в том числе премии — для индивидуальных предпринимателей.

Мы рассмотрели наиболее распространенные ситуации. Зачастую, мелкие нюансы могут сыграть важную роль при рассмотрении вопросов об оспаривании сделок при банкротстве физических лиц. Мы рекомендуем не полагаться на случай и не подходить к этому вопросу поверхностно, а доверить анализ Ваших сделок профессионалам.

В команде проекта «Долгам. Нет» работают грамотные юристы и финансовые управляющие, которые наверняка определят, какие из Ваших сделок подлежат оспариванию, и помогут защитить Ваши интересы. Банкротство физических лиц и ИП — профиль нашей компании, поэтому мы осведомлены обо всех последних изменениях в законодательстве.

Мы оказываем профессиональные услуги по анализу сделок, совершенных в преддверии банкротства (за 3 года), а также осуществляем юридическую защиту интересов должника при обособленных спорах об оспаривании сделок в процедуре банкротства. Подробности по телефону 8-800-333-89-13.

Оспаривание сделок при банкротстве юр. лица

Одна из самых распространенных ситуаций при банкротстве юридического лица – практически полная утрата имущества компанией, в отношении которой инициирована процедура признания ее несостоятельной. Причин тому может быть множество, в том числе и умышленное совершение сделок, влекущих негативные последствия для фирмы.

Действующее законодательство предоставляет право арбитражному управляющему оспаривать сделки, повлекшие значительное ухудшение имущественного состояния компании или же совершенные во вред интересам фирмы или кредиторам, в том числе при явной заинтересованности собственников или управляющих должностей фирмы. Увы, не всякая сделка может быть оспорена, как ошибочно полагают многие молодые специалисты и начинающие арбитражные управляющие.

Кто может оспорить сделку?

Правом на обращение в суд с требованием об оспаривании той или иной сделки обладают:

  • Арбитражный управляющий (в т.ч. внешний, финансовый или конкурсный);
  • Кредитор, при условии, что общая сумма его требований к должнику составляет не менее 10% от суммы всех требований, отраженных в реестре.

Примечание: Возможность кредитора обратиться с иском об оспаривании сделки введена в закон относительно недавно – с 1 июля 2015 года. До указанной даты оспорить сделку мог исключительно арбитражный управляющий.

Иск о недействительности сделки подлежит подаче в арбитраж по месту рассмотрения дела о несостоятельности должника и облагается госпошлиной в сумме 6000 рублей. Рассматривается такой иск в рамках дела о банкротстве тем же судом.

Виды оспариваемых сделок при банкротстве

Признаки сделок, которые могут быть оспорены в судебном порядке, а также порядок и правовые тонкости данной процедуры определены в главе III.1 закона «О несостоятельности (банкротстве)». По смыслу закона, могут быть оспорены практически все сделки признаваемой несостоятельной фирмы, которые являются подозрительными или же имеют иные основания для признания недействительными, перечисленные в вышеуказанной главе закона.

В частности, арбитражный управляющий или же кредиторы, при условии, что спорная сделка была утверждена арбитражным управляющем, вправе оспаривать следующие сделки компании-должника в ходе процедуры банкротства:

    Сделки, при совершении которых отдано явное предпочтение одному из кредиторов перед остальными. В этом случае идет речь не только о ситуациях, когда компания или же арбитражный управляющий необоснованно заключают сделку с одним из кредиторов, ущемляя интересы других участников процедуры банкротства, но и о любых сделках, совершенных в срок не более 6 месяцев до даты принятия арбитражем иска о банкротстве.
Читайте так же:  Прокуратура юзао москвы официальный сайт написать жалобу

Пример: Компания-должник продает производственное оборудование, стоимость которого составляет почти 70% его активов, одному из кредиторов, после чего выходит на процедуру банкротства. Тем самым один из кредиторов компании получил необоснованное предпочтение.

  • Сделки, которые заключены для явного причинения убытков или нарушения имущественных прав кредитора. Например, продажа имущества перед открытием процедуры банкротства или же безвозмездная его передача лицам, не имеющим отношения к предприятию и не являющихся его кредиторами. При этом компания-должник, совершившая данную сделку, на момент ее заключения должна иметь ключевые признаки банкротства или в отношении нее должно быть подано заявление кредитора о признании несостоятельной.
  • Сделки с неравноценными встречными обязательствами. Несоразмерное встречное исполнение – главный признак таких сделок и чаще всего несоразмерным встречным исполнением может быть занижение рыночной стоимости имущества.
  • Примечание: главный критерий для признания сделки недействительной – ее «подозрительность». По сути, любая сделка, содержание которой могло быть направлено на причинение вреда кредиторам или же сделка совершена с целью вывода имущества и активов из компании может быть оспорена в ходе процедуры банкротства.

    На что следует обратить внимание при оспаривании сделок?

    Законодательство о банкротстве – это не только весьма внушительная нормативная база, но и множество различных дополнительных нормативных актов, разъяснений высших судов и судебной практики. Кроме того, процедура оспаривания сделок тесно переплетается не только с нормами о банкротстве, но и, по сути, регулируется исключительно положениями Гражданского кодекса. Именно поэтому важно обратить внимание на следующие нюансы оспаривания сделок.

      Есть ли запрет на оспаривание сделок?

    Есть ряд сделок, которые не могут быть признаны недействительными в ходе процедуры банкротства. Речь идет о сделках, типичных для деятельности фирмы-должника и совершенных ей при обычном ведении своей хозяйственной деятельности – например, розничной продаже товара или же оказании услуг, а также о сделках, сумма исполнения обязательств по которым не превышает 1% от объема всех активов компании.

    Оспаривание сделок с правопреемником

    Если компания – сторона по сделке – уже перестала существовать, то это не лишает заинтересованное лицо права требовать отмены сделки с ее правопреемника. В этом случае закон защищает интересы кредиторов и позволяет суду признать сделку недействительной с обязанностью правопреемника исполнить данное решение.

    Оспаривание подозрительных сделок на стадии наблюдения

    Законом установлено право управляющего или кредитора требовать недействительности сделки в рамках ФЗ «О (несостоятельности) банкротстве» лишь на стадии внешнего управления или же конкурсного производства. Но это ни в коем случае не означает, что у заинтересованных лиц отсутствует право на оспаривание сделки на стадии наблюдения – оно сохраняется всегда, но лишь на основании положений ГК РФ о признаках недействительности сделки, в том числе при ее совершении со злоупотреблением правом! Опытные специалисты в сфере банкротства, наоборот, рекомендуют не дожидаться введения «нужной» процедуры, а действовать немедленно – при первых признаках банкротства. Ведь чем раньше сделка будет оспорена, тем больше шансов реально получить назад все переданное по ней имущество и денежные средства.

    Незначительные сделки и реальность исполнения решения суда

    Если при заключении сделки действительно имел место злой умысел, направленный на сокрытие имущества компании-должника, фактически получить назад все, что было предоставлено компанией по сделке чаще всего бывает непросто. На первый взгляд, в законодательстве все расписано исключительно просто и, казалось бы, добиться признания недействительности подозрительной сделки весьма легко, и это действительно так – суд, при наличии явных оснований, удовлетворит требования истца.

    Увы, печальное правило любых судебных споров действует и при банкротстве – мало иметь решение суда, важно добиться его фактического исполнения. И в случае с признанием сделки недействительной при банкротстве добиться двусторонней реституции – возврата полученного по сделки обоими ее участниками — подчас бывает крайне нелегко. Подозрительные сделки часто совершаются в пользу фирм-однодневок, да еще и неоднократно – чтобы «замести» следы и сделать невозможным реальный возврат имущества. Особенно когда выясняется, что другая сторона по сделке – далеко не последняя и имущество, в дальнейшем, было перепродано еще не раз, что вновь и вновь требует подачи исков в суд к новым ответчикам. С каждым иском заявитель несет расходы на оплату пошлины и услуг представителя, на технические расходы и все это следует учесть, прежде чем обратиться в суд с иском. Говоря прямо, не стоит тратить силы и нервы на попытки оспорить незначительные сделки, так как результат от таких действий может быть практически нулевым.

    Помощь специалистов при оспаривании сделок

    Только помощь опытных специалистов поможет добиться реального исполнения решения суда о признании сделки недействительной и полный комплекс услуг по данному направлению готовы предложить вам юристы компании «Банкротный юрист». Кроме того, важное значение имеет и роль арбитражного управляющего: если он назначен по заявлению кредитора, то и интересы кредитора будут иметь для него первоочередное значение. Ждать же активной деятельности по возврату имущества от управляющего назначенного по самостоятельному заявлению фирмы должника явно не стоит.

    Чем быстрее профессионалы приступят к работе – тем больше шансов на благоприятный исход дела!

    Признание сделок недействительными в процедуре банкротства

    Тенденция современной судебной практики направлена на сохранение действительности сделок, а не на аннулирование их. Однако из этого правила есть исключение. Большинство случаев, когда судьи аннулируют действительность сделки, связано с оспариванием сделок при проведении процедуры банкротства в отношении должника.

    Дело в том, что закон о банкротстве содержит дополнительные основания (помимо общих, содержащихся в ГК РФ) к оспариванию сделок, которые можно условно разделить на две группы. К первой группе относятся подозрительные сделки, то есть сделки с неравноценным встречным исполнением, заключенные в течение года до подачи заявления о банкротстве. Во вторую группу входят сделки с предпочтением, заключенные в течение полугода до принятия судом заявления о банкротстве.

    В этой статье речь пойдет о подозрительных сделках. Условия при которых, возможно в судебном порядке признать подозрительный договор недействительным раскрываются в пункте 2 статьи 61.2. Закона о банкротстве и Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63. Итак, для признания подозрительной сделки недействительной необходимо наличие одновременно всех нижеперечисленных условий:

    а) сделка совершена с целью причинения имущественного вреда кредиторам и этот вред сделкой был причинен;
    б) контрагент в момент совершения сделки знал или должен был знать о ее цели.

    С определенной уверенностью можно говорить о том, что должник преследовал цель причинить имущественный вред интересам кредиторов можно только в том случае, если заключая сделку должник уже был не платежеспособен, то есть отвечал признакам банкротства, а стоимость отчужденного имущества составляет 20 и более процентов балансовой стоимости всего имущества или фактически должник продолжает владеть этим имуществом.

    Нагляднее всего вышеуказанную норму права проиллюстрируют два судебных арбитражных дела.

    [2]

    Пример: Признание сделок недействительными при банкротстве. Дело № А55-16408/2014. Конкурсный управляющий в арбитражном суде оспорил действительность 7 договоров купли-продажи недвижимого имущества. В ходе судебного разбирательства арбитражный суд пришел к следующим выводам. Между компанией-банкротом и Федотовым заключено 7 спорных договоров купли-продажи недвижимого имущества.

    Читайте так же:  Телефон регионального оператора по капитальному ремонту

    Заключая эти договоры должник имел непогашенную задолженность по уплате налогов перед бюджетом, то есть признакам банкротства должник уже отвечал. Оплата за проданное имущество производилась наличными денежными средствами полученными директором продавца от покупателя по распискам и внесенными директором в кассу компании-должника. Однако в тот же день, все денежные средства из кассы были выданы обратно директору в качестве возврата займа.

    Суд счел, что оплата по спорным договорам купли-продажи не произведена, так как в кассовой книге отсутствует запись о внесении денег в кассу за проданное имущество. Расчеты наличными могут производиться в размере, не превышающим 100 тысяч рублей по одному договору. Кроме того, Федотов (покупатель) не подтвердил свою финансовую возможность оплатить купленное им имущество. Получение денег из кассы директором по договорам займа также отклонено судом, по причине того, что из кассы в принципе не могут производиться выплаты по договорам займа и к тому же в размере превышающим 100 тысяч рублей.

    О финансовом состоянии компании-продавца Федотов должен был знать, так как мать Федотова являлась адвокатом продавца в экономических спорах и именно ей Федотовым было в дальнейшем подарено спорное недвижимое имущество. Таким образом, суд пришел к выводу, что сделки совершены с противоправной целью вывести имущество из конкурсной массы, и тем самым нарушить права и интересы кредиторов на удовлетворение своих требований к должнику, следовательно сделки подлежат отмене. Стоимость же имущества взыскивается с Федотова, так как у него имущества не момент признания сделок недействительными уже нет. Размер взыскания с Федотова определен на основании отчета оценщика как рыночная стоимость проданного имущества.

    В указанном деле стороны создали видимость оплаты по сделкам, но так как такая «видимость» сама по себе противоречит нормам права по проведению расчетов, то судьи не приняли эти документы во внимание. Слабым местом конкурсного управляющего было то, что задолженность у должника была только перед бюджетом и Федотов мог не знать о ней. Тем не менее арбитражный управляющий смог доказать родственные узы между Федотовым и его матерью, носящую другую фамилию, а это сделать очень не просто, после чего и осведомленность о финансовой несостоятельности покупателя была подтверждена в суде.

    Пример: Признание сделок недействительными при банкротстве. Дело А40-188653/14. Два юридических лица заключили договоры купли-продажи недвижимого имущества. Стоимость продаваемого имущества, согласно договору, составляет 42,5 миллиона рублей, уплачено из которых, было лишь 2,5 миллиона. Остальная сумма подлежала уплате после регистрации права собственности, которая была приостановлена по причине наложения запрета на регистрацию судебным приставом-исполнителем.

    Арбитражный управляющий обратился в арбитражный суд с иском о признании сделок недействительными. Подозрительность сделки управляющий аргументировал ее заниженной ценой, так как цена имущества в момент продажи составляла более 230 миллионов, что подтверждается отчетом об оценке. В судебное заседание общество-покупатель представила отчет об оценке имущества, согласно которому его стоимость составляла 45 миллиона рублей. Арбитражный суд г. Москвы признавая подозрительную сделку недействительной указал, что так как оба оценщика определили стоимость сделки выше 42,5 миллиона рублей, следовательно, стоимость имущества в договоре занижена и направлена вывод имущества должника.

    Девятый апелляционный суд не согласившись с мнением суда, изложенном в решении в удовлетворении иска отказал сославшись на недоказанность существенного занижения цены имущества. Окружной суд занял правовую позицию Арбитражного суда г. Москвы оставил в силе первоначальное решение.

    В своем постановлении Московский окружной суд добавил, что на заключая оспариваемые договоры, в отношении организации-должника были вынесены несколькими судебных решений о взыскании с него задолженности в пользу других контрагентов. Спорные договоры заключались, когда судебные акты уже были приняты и вступили в законную силу, то есть признаки несостоятельности у организации-должника имелись. Таким образом, договоры признан недействительным, применены последствия недействительности сделок в виде возврата проданного имущества должнику, а точнее в конкурсную массу.

    Вышеперечисленные примеры судебных дел показывают специфику отмены сделок исключительно в процедуре банкротства, так как вне рамок банкротства оспорить сделки по таким основаниям как неполучение денег от покупателя или занижение стоимости имущества невозможно. На практике может сложится ситуация, когда добросовестный покупатель приобретая имущество с небольшим дисконтом в последствии будет являться ответчиком в банкротном деле.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Если заключенный договор будет признан недействительным, то имущество придется вернуть должнику, а точнее в конкурсную массу. Деньги же, уплаченные по договору купили-продажи, сразу вернуть не удастся, а только на основании включения в реестр кредиторов и по завершению конкурсного производства и то если останутся средства. О неплатежах в бюджет и о других задолженностях покупатель может не догадываться. Не стоит забывать о достаточно большом годичном сроке, когда такие сделки можно оспорить.

    Источники


    1. ред. Никифоров, Б.С. Научно-практический комментарий уголовного кодекса РСФСР; М.: Юридическая литература; Издание 2-е, 2011. — 574 c.

    2. Зашляпин, Л. А. Основы теории эффективной адвокатской деятельности. Прелиминарный аспект / Л.А. Зашляпин. — М.: Издательство Уральского Университета, 2015. — 568 c.

    3. ред. Кашанина, Т.В.; Кашанин, А.В. Основы права. Хрестоматия; М.: Высшая школа, 2012. — 279 c.
    4. Поручительство. Комментарии, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2015. — 517 c.
    5. Теория государства и права. В 2 частях. Часть 2. Теория права. — М.: Зерцало-М, 2011. — 336 c.
    Признание сделок недействительными в процедуре банкротства
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here