Постановление суда о признании доказательств недопустимыми

Полезная информация на тему: "Постановление суда о признании доказательств недопустимыми", собранная из сети и предоставленная в удобном для чтения виде. По всем вопросам - обращайтесь к дежурному юристу.

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Калиновский К.Б. Презумпция недопустимости доказательства, полученного с нарушением уголовно-процессуального закона.
// Актуальные проблемы права и судебной власти в современном российском обществе. Материалы конференции. Северо-Кавказский филиал Российской академии правосудия 11 апреля 2008 года. Краснодар, 2009. С. 34-37.

Презумпция недопустимости доказательства, полученного с нарушением уголовно-процессуального закона

В судебной практике довольно часто суд, рассматривая в ходе предварительного слушания ходатайство стороны защиты об исключении доказательств из числа допустимых, откладывает решение вопроса о признании доказательств недопустимыми или допустимыми на стадию судебного разбирательства. Так, Новосибирский областной суд в постановлении о назначении судебного заседания отклонил ходатайство защитника подсудимого П. о признании доказательств недопустимыми, указав, что оно является преждевременным, безусловных оснований для исключения доказательств не усматривается и окончательное решение по этому вопросу можно принять лишь в ходе судебного разбирательства.1

По существу, в такой ситуации суд констатирует наличие сомнений в допустимости или недопустимости доказательств и недоказанность оснований для их исключения. Правило о том, как разрешать сомнения в такой ситуации и против какого участника уголовного процесса толковать последствия недоказанности, на наш взгляд, представляют собой презумпцию.2

Складывающаяся судебная практика отложения вопроса о признании доказательств недопустимыми основана на презумпции допустимости доказательств. Представляется, что применение данной презумпции не соответствует требованиям ни уголовно-процессуального закона, ни Конституции Российской Федерации.

[2]

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих постановлениях от 8 декабря 2003 г. N 18-П, от 14 июля 2005 г. N 8-П, от 17 ноября 2005 г. N 11-П, право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам и свободам человека и одновременно выступает гарантией всех других прав и свобод (статья 46, части первая и вторая); право на судебную защиту предполагает использование при осуществлении правосудия только тех доказательств, которые получены с соблюдением требований закона (статья 50, часть вторая). Расположение статьи 50 в главе 2 Конституции Российской Федерации «Права и свободы человека и гражданина» означает, что исключение из судопроизводства доказательств, полученных с нарушением закона, является конституционным правом человека, которое как составная часть более общего конституционного права на судебную защиту в соответствии с частью третьей статьи 56 Конституции Российской Федерации ограничено быть не может.

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает механизм обеспечения данного конституционного на различных этапах досудебного и судебного производства (статьи 75, 88, 235 ч. 5 ст. 335 УПК РФ). Предостерегая правосудие от использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона, законодатель специально предусмотрел процедуру исключения доказательств до начала судебного разбирательства – в ходе предварительного слушания дела, первым основанием для проведения которого является наличие ходатайства стороны об исключении доказательств (пункт 1 части второй статьи 229 УПК РФ). Регламентируя процедуру рассмотрения ходатайства об исключении доказательств в ходе предварительного слушания, закон указывает средства проверки допустимости доказательств (допросы свидетелей, исследование документов – часть восьмая статьи 234 и часть третья статьи 235 УПК РФ), возлагает бремя опровержения доводов стороны защиты о нарушении процессуальных норм при получении доказательства на прокурора – часть четвертая статьи 235 УПК РФ, а также закрепляет возможность на следующей стадии повторно рассмотреть вопрос о признании ранее исключенного доказательства допустимым – часть седьмая статьи 235 УПК РФ.

Это свидетельствует о том, что при разрешении данного ходатайства суд обязан руководствоваться презумпцией недопустимости доказательства, полученного с нарушением федерального закона. Данная презумпция является проявлением более общей презумпции невиновности и также обязывает суд толковать сомнения в допустимости доказательств в пользу обвиняемого. Если прокурор как государственный обвинитель не выполнил возложенное на него законом бремя опровержения доводов стороны защиты о том, что обвинительные доказательства получены с существенным нарушением закона, то решение по этому вопросу принимается не в пользу стороны обвинения – эти доказательства признаются недопустимыми.

Использование презумпции недопустимости доказательства, полученного с нарушением федерального закона, обязывает суд в ходе предварительного слушания рассмотреть ходатайство об исключении доказательства по существу, а не откладывать его разрешение на стадию судебного разбирательства.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в своем определении от 25.01.2005 N 42-О, отказ от рассмотрения и оценки обоснованности доводов защиты, изложенных в ее обращении к осуществляющим уголовное судопроизводство органам, создает преимущества для стороны обвинения, искажает содержание ее обязанности по доказыванию обвинения и опровержению сомнений в виновности лица, позволяя игнорировать подтверждающие эти сомнения данные, что способно нарушить взаимосвязанные конституционные принципы состязательности, равноправия сторон в судопроизводстве и презумпции невиновности.

Вместе с тем процессуальный закон предусматривает возможность исключения недопустимых доказательств и в стадии судебного разбирательства. Согласно части пятой статьи 335 УПК РФ, судья по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства. Данная норма является дополнительной гарантией вынесения правосудного решения и реализации конституционного права человека и гражданина на исключение доказательств, полученных с нарушением закона, и не может рассматриваться как позволяющая откладывать решение об исключении доказательства на стадии предварительного слушания.

В этой связи представляются неправомерными доводы судьи Новосибирского областного суда, сделанные в ходе предварительного слушания по уголовному делу в отношении П., о том, что окончательное решение о допустимости или недопустимости ряда доказательств следует принять после непосредственного исследования последних в судебном заседании и выяснении всех обстоятельств производства следственных действий. Такая ошибка, как представляется, вызвана смешением различных понятий допустимости доказательств, означающей законность их получения, и их достоверности, означающей соответствие их объективной действительности. Проверка достоверности доказательств действительно требует сопоставления их с другими материалами дела, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Суд не учел, что допустимость доказательств является не только гарантией их достоверности, но и обеспечивает соблюдение прав участников судопроизводства в ходе проведения следственных действий, в том числе права обвиняемого на защиту от обвинения. Проверка законности получения доказательств не требует исследования всей совокупности материалов дела и по этой причине процессуальный закон предписывает проводить ее именно в ходе предварительного слушания дела. Предварительное слушание дела как и судебное разбирательство проводится в судебном заседании и является формой осуществления правосудия (пункт 50 статьи 5 УПК Российской Федерации), отказ в отправлении которого на том лишь основании, что это требует проверки и оценки доказательств является необоснованным.3

Читайте так же:  Справка из регистрационной палаты о наличии собственности

Рассматривая вопрос о процедуре исключения доказательств, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23 мая 2006 г. № 154-О по делу И.С. Дружинина указал, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не исключает возможность переноса решения вопроса о допустимости доказательств на более поздний этап судопроизводства в тех случаях, когда несоответствие доказательства требованиям закона не является очевидным и требует проверки с помощью других доказательств, что вовсе не равнозначно разрешению использования в процессе недопустимых доказательств, под которым понимается обоснование этими доказательствами решений или действий по уголовному делу.

В другом определении по этому вопросу Конституционный Суд Российской Федерации отметил, что нормы УПК Российской Федерации не освобождают суд от обязанности исследовать доводы участников судебного разбирательства о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы и при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств – отвергнуть их в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации (Определение от 12 июля 2005 г. № 323-О по делу В.И. Шейченко).

Указанные позиции Конституционного Суда Российской Федерации указывают на запрет произвольного отложения принятия решения по заявленному стороной защиты ходатайству, и подчеркивают, что нормы УПК Российской Федерации в их системе не допускают использование недопустимых доказательств, поэтому не только в ходе предварительного слушания, но и в стадии судебного разбирательства такие доказательства должны быть исключены.

Представляется, что признание в теории судопроизводства и применение на практике презумпции недопустимости доказательства, полученного с нарушением федерального закона, позволит более полно реализовать требования части второй статьи 50 Конституции Российской Федерации.

Сноски и примечания

1 Эта же проблема отмечается и в юридической литературе. См.: Васяев А.А. Немотивированный отказ суда и судьи удовлетворить заявленное участниками процесса ходатайство — нарушение принципа законности в уголовном судопроизводстве. // Российский судья. 2007. N 8; Карпенко В.М. Субъекты оценки доказательств в уголовном процессе России. // Российский следователь. 2008. № 1; Максимова Т.Ю. Некоторые вопросы признания доказательств недопустимыми на предварительном слушании. // Российский судья. 2007. № 4.

2 В данном случае под правовой презумпцией мы понимаем способ установления юридических фактов, при котором юридический факт предполагается существующим на основании какого-либо явления объективной действительности. Об этом см.: Калиновский К.Б. Отграничение правовых презумпций от обоснования юридических норм. // Философия и право: Материалы Международной научно-практической конференции, 28 февраля 2006 года. СПб.: Издательство СПбГУП, 2006. С. 60-62.

3 См.: Смирнов А.В. Комментарий к статье 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. / Под ред. А.В. Смирнова. М.: Кнорус, 2007.

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии, на практике не производится. Адвокатская практика показывает, что следователи ( дознаватели) повсеместно отказывают в удовлетворении ходатайство обвиняемых о признании доказательств недопустимыми, даже при наличии обоснованных сомнений в допустимости доказательств и фактически перекладывают решение этого вопроса на суд. Признать доказательства недопустимыми по собственной инициативе следственным органам не приходит в голову. Большая редкость признание доказательства недопустимым постановлением прокурора. В чем причина такого положения дел, кроме известного обвинительного уклона в уголовном процессе?

Недопустимости доказательств посвящена ст.75 УПК РФ, которая содержит понятие недопустимых доказательств и закрепляет невозможность их использования в процессе доказывания по уголовному делу. Часть 2 этой нормы к недопустимым доказательствам относит:

— показания подозреваемого, обвиняемого в отсутствие защитника;

— показания свидетеля, потерпевшего основанные на догадках и предположениях, а так же без указания источника своей осведомленности;

-иные доказательства, полученные с нарушением закона.

Два первых частных случая отнесения доказательств к недопустимым, достаточно ясны. На практике наибольшую проблему вызывает оценка допустимости «иных доказательств». В первую очередь необходимо уяснить: всякое ли отступление от предписаний закона, в т.ч. самое минимальное, по формальным основаниям следует приравнивать к нарушению нормы уголовно-процессуального закона, либо в подобных ситуациях к оценке нарушений стоит подходить индивидуально? Во избежание ошибок при оценке допустимости доказательства не требуется ли предусмотреть в законе перечень нарушений процессуальных норм, само наличие которых будет являться безусловным основанием для признания доказательства недопустимым.

Законодатель очень широко и неопределенно сформулировал критерии недопустимых доказательств. Поэтому на практике на протяжении многих лет ориентиром в толковании закона стал анализ конкретных уголовных дел и судебной практики в целом, проводимый Верховным Судом по фактам признания доказательств недопустимыми.

Однако правильно применять закон, руководствуясь лишь анализом имеющегося и получившего соответствующие оценки практического опыта, невозможно, поскольку в основе любой практики должна лежать ясная и четкая позиция руководства законом. Поэтому целесообразно включить в УПК РФ перечень нарушений процессуальных норм, являющихся безусловными основаниями для признания доказательства недопустимым, сохранив в то же время и п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, позволяющий правоприменителю по своему усмотрению, исходя из конкретных обстоятельств дела, исключить из числа допустимых и иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Судебная практика идет по пути признания недопустимыми доказательства полученные с существенным нарушением УПК РФ. Но любой адвокат может назвать не одно уголовное дело в котором и существенные нарушения УПК не влекли признание их недопустимыми.

Порядок признания судом доказательства недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе установлен ст. ст. 234 и 235 УПК РФ. Причем состоящая из семи частей ст. 235 УПК РФ полностью посвящена процедуре рассмотрения судом ходатайства об исключении доказательства, а ч. 7 указанной статьи содержит принципиальное положение о том, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. Естественно, что это правило действует только в отношении доказательств, исключенных судом на предварительном слушании. В отношении же восстановления юридической силы доказательств, признанных недопустимыми прокурором, следователем, дознавателем, этот вопрос остается открытым, поскольку законом он не урегулирован.

Читайте так же:  Оценка автомобиля для наследства

Явный акцент в законе на решение вопроса о недопустимости доказательств именно судом представляется не совсем обоснованным.

Другая немаловажная проблема в этом вопросе- это неравнозначный подход закона к реализации прав участников уголовного процесса в части возможности заинтересованных лиц повлиять на формирование доказательственной базы. Почему-то законодатель наделил правом заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми только подозреваемых и обвиняемых.

Очевидно, что в большинстве случаев от имени подозреваемого, обвиняемого такое ходатайство будет составлять адвокат. Однако, прямого законодательного закрепления такого права у защитника нет, оно лишь вытекает из ст.53 УПК РФ дающая право защитнику заявлять ходатайства.

[3]

Кроме этого, в деле есть и другая заинтересованная в собирании доказательств сторона — потерпевший. Заявлять ходатайство суду (начиная с предварительного слушания) об исключении любого доказательства из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, в соответствии с ч. 1 ст. 235 УПК РФ и ч. 1 ст. 271 УПК РФ имеют право обе стороны, а следовательно, потерпевший, его законный представитель и представитель. Почему же указанные участники уголовного процесса должны откладывать момент заявления ходатайства о признании доказательства недопустимым как минимум до предварительного слушания в суде, поскольку они лишены возможности заявить его ранее в процессе предварительного расследования следователю или дознавателю, либо прокурору при получении им уголовного дела с обвинительным заключением ( обвинительным актом)?

По-видимому, имеется практическая необходимость уточнения процессуального закона в этой части уголовного процесса.

Постановление суда о признании доказательств недопустимыми

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОСТАВИЛ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ ЖИТЕЛЯ УЛЬЯНОВСКОГО РАЙОНА, ВИНОВНОГО В УМЫШЛЕННОМ ПРИЧИНЕНИИ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ, ПОВЛЕКШЕМ ПО НЕОСТОРОЖНОСТИ СМЕРТЬ ПОТЕРПЕВШЕГО

ДВА УДАРА НОЖОМ ЗА РАСПРОСТРАНЕНИЕ СЛУХОВ — УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ИЗМЕНИЛ ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ ЖИТЕЛЯ ЧЕРДАКЛИНСКОГО РАЙОНА, ВИНОВНОГО В ПОКУШЕНИИ НА УБИЙСТВО

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОТКАЗАЛ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ИСКОВЫХ ТРЕБОВАНИЙ О ПРИЗНАНИИ ПРЕИМУЩЕСТВЕННОГО ПРАВА ПОКУПКИ ЗЕМЕЛЬНОГО УЧАСТКА

ЗАРЕЗАЛА СОЖИТЕЛЯ НОЖОМ — УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОСТАВИЛ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ ЖИТЕЛЬНИЦЫ ГОРОДА УЛЬЯНОВСКА, ВИНОВНОЙ В УБИЙСТВЕ

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОСТАВИЛ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ РЕШЕНИЕ О ВОЗЛОЖЕНИИ ОБЯЗАННОСТИ НЕ ЧИНИТЬ ПРЕПЯТСТВИЯ В ПОЛЬЗОВАНИИ ЖИЛЫМ ДОМОМ

Уголовный процесс
Сайт Константина Калиновского

Брянская Е.В. Аргументирующая сила доказательств при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции: монография / Е. В. Брянская. – Иркутск : Изд-во ИГУ, 2015. – 193 с.

Глава 4 ЮРИДИЧЕСКАЯ СИЛА ОТДЕЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ. ПРОБЛЕМАТИКА НЕДОПУСТИМОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

4.3. Недопустимые доказательства с позиции судебной практики

Принимать решение по вопросу о допустимости доказательств именно в процессе предварительного слушания, а не после его проведения рекомендовали П. А. Лупинская [1] , Н. В. Радут­ная [2] .

Недопустимыми доказательствами признают те письменные объяснения, протоколы следственных действий, заключения эксперта, специалиста, протоколы допросов, которые получены с одновременным нарушением права на защиту [3] .

Признание доказательств недопустимыми влечет процессуальные последствия при рассмотрении уголовного дела в суде.

По результатам рассмотрения вопроса о допустимости доказательств судья вправе принять следующие решения: о признании доказательств недопустимыми полностью, о признании доказательств недопустимыми в определенной части, об отклонении ходатайства об исключении доказательства и признании соответствующего доказательства допустимым; об отложении рассмотрения вопроса о допустимости доказательств до стадии судебного разбирательства.

Признание доказательств недопустимыми не означает их изъятие из уголовного дела или тем более их уничтожение. Доказательства, признанные недопустимыми, сохраняются в деле «на тот случай, если возникает сомнение в правильности вывода об их недопустимости», поскольку в таком случае возникает необходимость в проведении соответствующей проверки [4] . Более того, исторические тенденции уголовного судопроизводства таковы, что не любые нарушения должны влечь указанные в законе последствия (отмену приговора), а лишь существенные, т. е. такие, которые повлияли или могли повлиять на достоверность полученного результата и при этом обладают качеством невосполнимости [5] .

Вынесенное решение судьи о признании доказательства недопустимым не является окончательным и в ходе судебного заседания стороны могут ходатайствовать об исследовании исключенного ранее доказательства.

В судебной практике доказательство может быть признано недопустимым в определенной части. Например, может быть признана недопустимой та часть заключения эксперта, которая касается исследования тех предметов, которые были обнаружены и изъяты с нарушением закона.

Судебная практика пошла по пути, предложенному П. А. Лу­пинской, до сих пор актуальны идеи «чая и чернила» (ложка чернил портит стакан чая) и «разбитого зеркала» (если зеркало разбилось, посмотрим, что отражается в его кусочке) – судьи предпочитают первую идею. И в этой связи немаловажны слова С. А. Пашина: «… необходимо проследить всю цепочку употребления таких материалов и упоминаний о них в деле и четко указывать, какие абзацы или строки документов в связи с принятым им постановлением не подлежат произнесению при оглашении» [6] .

Допускаются различные нарушения требований УПК РФ, например: отсутствие подписи одного или двух понятых при производстве следственных действий, производство последних с участием одного понятого, неподписание следователем протокола следственного действия, предъявление для опознания только одной фотографии, проведение опознания при наличии менее трех предметов или разнородных предметов, отсутствие в материалах уголовного дела звукозаписи допроса, производство следственных действий по окончании срока предварительного следствия без продления его в предусмотренном законом порядке, отсутствие указания на дату производства следственных действий в протоколах последних, в протоколе допроса отсутствие указания на время окончания допроса и др. Последствия выявления этих нарушений будут различны: в одних случаях отмена приговора, в других – частное определение.

Вопрос недопустимости доказательств рассматривают с трех позиций. Во-первых, если сведения получены с нарушением предусмотренной законом формы, они независимо от характера процессуальных нарушений не будут иметь значения доказательств, поскольку форма их выявления и обнаружения лишает эти сведения их достоверности. Во-вторых, никакие нарушения не дают основания оставить без оценки по существу то или иное из рассмотренных доказательств, исключить его за недопустимостью. В-третьих, нарушение процессуальной формы собирания доказательств не всегда влечет автоматически исключение этих доказательств из сферы доказывания.

Читайте так же:  Ярославское высшее военное училище противовоздушной обороны отзывы

С позиции аргументирующей силы доказательств целесообразно учитывать следующие рекомендации. Необходимо четко разграничивать факты нарушения закона при получении доказательств и при составлении процессуальных документов. О нарушении при сборе и закреплении доказательств можно делать выводы только тогда, когда будет установлено явное несоблюдение норм УПК РФ. Факты нарушения УПК РФ не стоит отождествлять даже с обоснованными сомнениями в законности получения доказательств. Думается, стоит согласиться с авторами, которые полагают, что при наличии сомнений не рекомендуется поспешно исключать доказательства из дальнейшего рассмотрения уголовного дела. Напротив, в процессе судебного разбирательства по существу необходимо тщательно исследовать обстоятельства, при которых были собраны материалы, и лишь затем определять юридическую силу доказательств. Следующее, на что нужно обратить внимание: для сторон обвинения и защиты в равной мере действуют требования по допустимости доказательств и их оценке. Смешивать сомнения в доказанности вины, толкуемые в пользу защиты, и факты нарушений закона нельзя [7] .

УПК РФ закрепляет нормы о свидетельском иммунитете. Статья 56 УПК РФ регламентирует: не подлежат допросу в качестве свидетелей: судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу; адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого – об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием; адвокат – об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи; священнослужитель – об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Возникает вопрос: а могут ли допрашиваться в качестве свидетелей следователи, судьи, прокуроры?

Как известно, процесс формирования свидетельских показаний состоит из трёх стадий: восприятие, запоминание и воспроизведение [9] . Восприятие – это соединение ощущений с мыслительной деятельностью.

Продуктивность восприятия зависит от многих объективных (освещённость, цветовые контрасты, погодные условия, различные механические помехи, рельеф местности и т. д.) и субъективных факторов. Субъективные личностные качества воспринимающего обусловливают уровень понимания им происходящего, отношение к нему (например, темперамент субъекта, его интеллект, жизненный опыт, интересы, потребности, познания и т. п.). Качественные стороны восприятия определяют эмоциональную окраску воспринимаемого (радость, удовлетворение, гнев, возмущение, страх и т. д.).

Доказательственный потенциал любого судебного дела образуют не только доказательства в строгом процессуальном смысле, но и обширные области скрытой информации, требующей своей актуализации и аналитической работы с уже собранными источниками. Такое понимание доказательственной информации, наряду со строго процессуальным пониманием доказательств, в наибольшей степени соответствует потребностям практики и задачам судопроизводства [12] .

Согласно основам законодательства РФ о нотариате, нотариусы среди совершаемых ими действий свидетельствуют верность копий документов и выписок из них; подлинность подписи на документах; верность перевода документов с одного языка на другой. В случае заверения перевода, если нотариус не владеет соответствующими языками, перевод может быть сделан переводчиком, подлинность подписи которого свидетельствует нотариус. При этом, свидетельствуя подлинность подписи, нотариус не удостоверяет фактов, изложенных в документе, а лишь удостоверяет, что подпись сделана определенным лицом. Кроме того, на практике, нотариусы зачастую не оглашают вслух составленные ими документы и не разъясняют гражданам вытекающие из этих документов права или обязанности. Последнее более наглядно рассмотрим на примере.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, прежде чем приобщать к материалам дела в качестве иных документов документы, заверяемые нотариусом, необходимо подвергать их проверке на предмет подлинности изложенных в них фактических обстоятельств. В противном случае могут быть вполне обоснованными ходатайства о признании подобного рода доказательств недопустимыми.

[1] Л упинская П. А. Проблемы допустимости доказательств при рассмотрении дел судом присяжных // Вестн. Сарат. гос. акад. права. 1996. № 3. С. 39.

[2] Радутная Н. В. Порядок разрешения на предварительном следствии ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных : науч.-практ. пособие для судей. Варшава, 1997. С. 99.

[3] Григорьева Н. Исключение из разбирательства дела недопустимых доказательств // Рос. юстиция. 1995. № 11. С. 39.

Постановление суда о признании доказательств недопустимыми

Опубликовано 16 Фев 2016. Автор: Михаил Пуртов

В вашем производстве находится уголовное дело по обвинению А. Е.Д. и М. С.М. по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

628011, г. Ханты-Мансийск,

Ходатайство
«О признании доказательств недопустимыми и об исключении их из перечня»
Уважаемый Суд!

Ваша честь, Председательствующий!

В вашем производстве находится уголовное дело по обвинению А. Е.Д. и М. С.М. по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

[1]

Подзащитный А. Е.Д. вину в совершении инкриминируемого ему преступления полностью и категорически не признаёт, последовательно и мотивированно позиционируя свою непричастность; убедительно ссылаясь на то, что несовершеннолетние потерпевшие Р. и Д. в ходе досудебного производства его ложно и умышленно оговорили, преследуя свои личные интересы, обусловленные возникшей обидой на подзащитного после произошедшей ссоры с подругой, К..

Действительно, 16.12.2015 потерпевшая Р., будучи допрошенной судом, от показаний, оформленных в ходе досудебного производства, отказалась как заведомо ложных, объяснив, что фактически оговорила Е. по мотивам обиды после ссоры с подругой, К.; и что на самом деле никаких действий сексуального характера (оральная форма) не совершалось.

Судом, однако, несмотря на возражения защиты, по ходатайству стороны государственного обвинения были оглашены показания потерпевшей Д., подписанные ею в ходе досудебного производства (т. 1, л.д. 133-137, т. 1, л.д. 153-156).

По реальной и состоятельной версии защиты, два указанных выше доказательства, представленные стороной гособвинения, должны быть признаны недопустимыми и исключены из перечня, с учётом ряда заслуживающих уважения и удовлетворения обстоятельств.

Так, в ст. 7 УПК РФ закреплён в качестве основополагающего принцип законности ведения уголовного судопроизводства.

Далее, согласно требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, любое решение (действие) следственного органа должно быть обоснованным, мотивированным и законным.

Читайте так же:  Сбил пешехода вне пешеходного перехода насмерть ответственность

Далее, согласно требованиям ч. 2 ст. 17 УПК РФ, никакие доказательства, перечисленные в ст. 74 УПК РФ, не имеют заранее установленной силы.

Далее, согласно требованиям ст.ст. 87 и 88УПК РФ, все доказательства, представленные процессуальными сторонами, должны проверяться и оцениваться с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Далее, согласно требованиям ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК РФ, любые доказательства, полученные с нарушением следственным органом норм УПК РФ, должны признаваться судом недопустимыми доказательствами и исключаться из перечня.

Далее, в соответствии с гарантиями, установленными в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, использование при осуществлении правосудия недопустимых доказательств прямо запрещено.

Далее, для допроса следственным органом несовершеннолетних потерпевших уголовно-процессуальным законодательством установлены существенные особенности.

Так, согласно требованиям ч. 2 ст. 45 УПК РФ, к обязательному участию в уголовном деле должны привлекаться законные представители несовершеннолетних потерпевших.

Далее, согласно требованиям ч. 1 ст. 191 УПК РФ, при проведении следственных действий с участием несовершеннолетних потерпевших обязательным является участие педагога или психолога.

Между тем, как показала суду 10.02.2016 законный представитель несовершеннолетней потерпевшей Д., а именно П., следователь В. оба допроса её дочери проводил наедине, удалив примерно на 40 минут её и педагога в коридор помещения следственного органа.

Таким образом, оба указанные выше протокола допросов несовершеннолетней потерпевшей Д. (ст. 166 УПК РФ) как доказательства (ст. 74 УПК РФ) должны быть признаны недопустимыми, т.к. они получены следственным органом с грубым нарушением требований ч. 2 ст. 45 и ч. 1 ст. 191 УПК РФ, с исключением из перечня.

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст. 53 и 271 УПК РФ,

1. Вынести постановление суда о признании двух протоколов допросов несовершеннолетней потерпевшей Д. (т. 1, л.д. 133-137, т. 1, л.д. 153-156) недопустимыми доказательствами и об исключении их из перечня.

31. Недопустимые доказательства. Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

К недопустимым доказательствам относятся: 1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; 3) иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ. Признание доказательства недопустимым представляет собой процессуальную санкцию, исключающую доказательство (формально остающиеся в деле) из процесса доказывания. В дальнейшем ни сторона обвинения, ни сторона защиты не смогут ссылаться на это доказательство в обоснование своей позиции или опровержение доводов противоположной стороны.

Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, эксперт, а также гражданский истец, гражданский ответчик, их представители вправе заявить ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов лица, заявившего ходатайство, или представляемого им лица соответственно. Ходатайство заявляется дознавателю, следователю либо в суд. Правом заявлять ходатайство в ходе судебного разбирательства обладает также государственный обвинитель. Ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия или судебного заседания . Отклонение ходатайства не лишает заявителя права вновь заявить ходатайство.

Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении дознаватель, следователь, судья выносят постановление, а суд — определение, которое доводится до сведения лица, заявившего ходатайство.

Прокурор, следователь, дознаватель вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт. Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

Оценка доказательств в соответствии с так называемой «асимметрией» правил оценки их допустимости означает, что доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального закона, должны признаваться допустимыми, если об этом ходатайствует сторона защиты. Доказательства, оправдывающие лицо, обвиняемое в совершении преступления, либо смягчающие его ответственность или наказание, хотя и полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, по ходатайству стороны защиты могут и должны использоваться судом для обоснования выводов и принимаемых решений. Это помимо того, что в силу принципа презумпции невиновности и без того все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Последствия признания доказательства недопустимым для других доказательств по делу.

Признание доказательства недопустимым, как правило, влияет и на другие доказательства по уголовному делу. Отсутствие последствий для других доказательств по уголовному делу от признания доказательства недопустимым возможно только в случае, когда недопустимое доказательство не связано с другими доказательствами по уголовному делу. На практике такие случаи крайне редки. Чаще всего при признании доказательства недопустимым имеет место «эффект плодов отравленного дерева».

Концепция «плодов отравленного дерева» (fruit of poisonous tree doctrine) — это правило, заимствованное из англосаксонского доказательственного права.

Согласно этой концепции признание доказательства недопустимым влечет признание недопустимыми всех доказательств, полученных на его основе. Иначе говоря, доказательства, полученные (производные) от недопустимого доказательства, сами являются недопустимыми.

В российском уголовно-процессуальном законодательстве это правило не находит своего закрепления, однако часто применяется на практике [1] . Обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми, служит основанием к отмене приговора.

Порядок признания доказательств недопустимыми. На стадии предварительного расследования дознаватель, следователь по ходатайству стороны или собственной инициативе могут выносить постановления о признании доказательств недопустимыми. Принятое решение не препятствует заявлению сторонами ходатайств о допустимости (либо недопустимости) этого же доказательства в дальнейшем, как на стадии предварительного расследования, так и в судебных стадиях (ст. 120 УПК).

На стадии подготовки к судебному заседанию наличие ходатайства стороны об исключении доказательства является одним из оснований проведения предварительного слушания (и. 1 ч. 2 ст. 229 УПК). Рассматривая такое ходатайство в закрытом судебном заседании с участием сторон, судья вправе допросить свидетеля и приобщить к материалам дела документ, указанный в ходатайстве. При этом в качестве свидетелей могут быть допрошены только лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к делу документов, допустимость которых оспаривается [2] .

Читайте так же:  Соблюдение досудебного порядка урегулирования спора является обязательным

Закон устанавливает особые правила распределения бремени (обязанности) доказывания при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства на предварительном слушании: если ходатайство заявлено стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований закона, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство (ч. 4 ст. 235 УПК).

Если стороной заявлено ходатайство об исключении доказательства, судья выясняет у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство (ч. 5 ст. 234 УПК).

Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 235 УПК).

В постановлении об исключении доказательства указывается, какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут использоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания. Это означает, что, например, если будет признано, что подлежит исключению из совокупности доказательств вещественное доказательство — пистолет, обнаруженный при обыске, поскольку были нарушены правила производства обыска, то не может быть оглашен в судебном заседании протокол обыска, в ходе которого пистолет был обнаружен.

Рассмотрение судьей ходатайства о допустимости доказательства, заявленного на стадии подготовки к судебному заседанию, не препятствует возвращению к этому вопросу в судебном разбирательстве (независимо от того, исключено ли доказательство как недопустимое, или, напротив, признано допустимым).

Как отметил КС РФ, «устранение дефектных с точки зрения процессуальной формы доказательств должно осуществляться прежде всего на стадии предварительного слушания, что не исключает возможность переноса решения вопроса об их допустимости на более поздний этап судопроизводства в тех случаях, когда несоответствие доказательства требованиям закона не является очевидным и требует проверки с помощью других доказательств» [3] .

Судебная практика создала прецеденты исключения недопустимых доказательств.

Например, были признаны недопустимыми доказательствами протокол изъятия и осмотра одежды потерпевшей, поскольку эти действия совершены не уполномоченным на эти действия лицом и совершены до возбуждения уголовного дела. Соответственно, недопустимым было признано и заключение эксперта о происхождении пятен на этой одежде [7] .

Признан не имеющим доказательственной силы протокол допроса обвиняемого в случае его вынужденного отказа от защитника ввиду отсутствия средств на оплату адвоката или неявки адвоката.

Исключен из доказательств протокол осмотра места происшествия, в котором не участвовал защитник, так как ему не была предоставлена возможность встретиться с подзащитным, заключенным иод стражу, до начала следственного действия [8] .

Не имеют доказательственной силы данные подсудимым на предварительном следствии показания, если он допрашивался в качестве свидетеля с предупреждением об уголовной ответственности по ст. 307—308 УК.

Недопустимыми доказательствами являются протоколы следственных действий, проведенных с участием подозреваемого в период его незаконного нахождения под стражей в течение 24 суток (при том, что применение меры к подозреваемому возможно лишь в исключительных случаях и на срок не более 10 суток) [9] .

Недопустимо использовать в качестве доказательства оружие, если факт изъятия этого оружия не зафиксирован в протоколе осмотра, обыска или если осмотр, обыск проведен следователем, не включенным в следственную группу по расследованию данного дела.

Доказательства по делу о нарушении правил дорожного движения (протокол осмотра места происшествия, схема ДТП), составленные с нарушением уголовно-процессуального закона, повлекли отмену приговора [10] .

Нс имеет доказательственной силы заключение эксперта, полученное с нарушением прав обвиняемого при назначении экспертизы [11] .

Судом не было положено в основу обвинения заключение комплексной товароведческой судебной экспертизы ввиду отсутствия в нем содержания проведенных исследований представленного на экспертизу вещества, чем были нарушены требования п. 9 ч. 1 ст. 204 УПК [12] .

Не имеет доказательственного значения аудиозапись судебного заседания, которую вел защитник на свой мобильный телефон. В соответствии с ч. 5 ст. 241 УПК лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе вести аудиозапись и письменную запись. Однако законом не предусмотрено приобщение этих записей к материалам дела. Доказательственное значение может иметь лишь запись, которая получена самим судом в результате применения технических средств (в соответствии со ст. 259 УПК) [13] .

Видео (кликните для воспроизведения).

Суд обязан исследовать доводы участников судебного разбирательства о признании тех или иных доказательств не имеющими юридической силы, а при возникновении сомнений в допустимости или достоверности этих доказательств — отвергнуть их в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 49 и ч. 2 ст. 50 Конституции РФ [14] .

Источники


  1. Грот, Н.Я. О нравственной ответственности и юридической вменяемости / Н.Я. Грот. — Москва: ИЛ, 2017. — 144 c.

  2. Поттешер, Ф. Знаменитые судебные процессы / Ф. Поттешер. — М.: Прогресс, 2013. — 302 c.

  3. Матвиенко, Л.О.; Соколов, А.Н. Как оформить земельный участок в собственность; М.: Инфра-М, 2013. — 425 c.
  4. Треушников, М.К. Судебные доказательства / М.К. Треушников. — Москва: СИНТЕГ, 2014. — 272 c.
  5. Скуратовский, М. Л. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде первой инстанции / М.Л. Скуратовский. — М.: Wolters Kluwer, 2018. — 200 c.
Постановление суда о признании доказательств недопустимыми
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here